Интервью с Романом Петровым

Мы - путешественники!

Тип статьи:
Интервью

Роман Петров – подарок для журналиста. Отвечает подробно, не нуждаясь во вспомогательных вопросах. Беседа получилась обстоятельная. А начали мы с истоков:

Когда проснулся интерес к истории?

Сложно определить точный год… Я сам псковский. Живя в городе с такими фортификационными традициями, невозможно было обойти вниманием тему крепостей. Если где какие крепости другие встречал, то сравнивал: «Не, ну у нас во Пскове получше, побольше». Ну и так далее. Ну и, собственно, история – она там везде вокруг.

Более детально это случилось в студенческие времена, в лихие 90-ые, когда я переехал учиться в Питер. И попутно произошел перекос в увлечениях: раньше я занимался спортивным туризмом. А когда начал жить в Питере, то переключился на краеведение.

Сначала с друзьями выбирались на перешеек. Встретили одного местного дачника. Он подошел к костру, спросил время и говорит: «А вы, наверное, на доты приехали?» Мы отвечаем: «Да нет, а что за доты?» «Ну как же?! Знаменитая линия Маннергейма!» В общем, рассказал про пару объектов, которые около озера. «А остальные в лесу. Так не объяснить». Ну и потом мы сходили посмотрели. Вот собственно был первый такой всплеск интереса.

Попутно что-то у меня сидело в подсознании, потому что у меня дед воевал в какой-то «мифической войне» с белофиннами. Я не понимал, что это за война. Стал сопоставлять, начал интересоваться. Появился интернет. Вот тут-то уже начали с друзьями выбираться более конкретно, используя материалы, найденные в интернете. В частности, схемы, составленные историко-краеведческим обществом «Карелия».

Во время одной из таких вылазок на испытательной стене Sj-2 состоялась фундаментальная встреча с группой людей, которые шли явно с теми же самыми целями. Оказалось, что они-то и есть из этого самого общества «Карелия». И вот там был такой Владимир Иванович Смирнов, который известен тем, что делал обмерные чертежи подорванных дотов, и на основе этого составлял схемы этих сооружений до подрыва. И у меня как раз была с собой распечатка его статьи о доте-миллионнике. Ну вот там, собственно, познакомились. И осенью я уже пришел на заседание этого общества. Как говорится, «связался с пиратами и покатился». В дальнейшем уже сам принимал участие в создании книги по линии Маннергейма. Там целый ряд моих фотографий. Один из объектов вообще, кроме меня, похоже, никто не видел, потому что он находится на частной территории. Ну и в целом – принимаю активное участие в работе этого общества.

За 16 лет уже все исследовано или эта тема неисчерпаема?

Карельский перешеек – это такая земля… Есть серия «Карельский перешеек – земля неизведанная», которая издается при содействии общества «Карелия». Так вот можно добавить, что это еще земля неисчерпаемая. Казалось бы, что известно все. Но нет. Находятся какие-то новые сведения, начинаем искать. Ну, например, есть вот «белые пятна» — это сооружения двадцатых годов. Линия Энкеля. Безусловно, кто-то там был, что-то видел… Но вот системного обследования еще не проводилось.

Есть некоторые объекты, «вдрабадан» подорванные. Поэтому невозможно определить, какие они были. Или, например, есть два сооружения, на которых были скрывающиеся пулеметные платформы. Вот где эти доты? Я сейчас не о SK-10, который все знают, а о тех, что в двадцатые годы были построены. Где они – не понятно. Но это такие уже нюансы, которые интересны только специалистам. Т.е. на обывательском уровне все самое интересное уже обследовано.

Вы упомянули, что Ваши фотографии вошли книгу «Линия Маннергейма: оборонительный щит Финляндии от идеи до воплощения». А были ли мысли издать собственную книгу?

Ну, тут дело в том, кто к чему склонен. У нас есть люди, склонные к аналитической работе, ездят по архивам, все это дело изыскивают, вот это им интересно. Кто-то больше склонен излагать все это на бумаге. Я в какой-то мере участвую в качестве корректора, т. е. могу посмотреть и сказать: «Вот здесь надо бы изменить, изложить по-другому». Но, именно по складу характера больше привлекают полевые исследования. Поехать посмотреть, раздобыть материал… А дальше уже красиво оформляют пусть другие.

Как родилась идея по созданию туров по военным объектам, дотам?

В 2006 году случайно узнал в интернете о том, что будет день открытых дверей на острове Куйвасаари. Съездил с приятелем, захотелось еще. Связался с А. Госсом, который проводил туда вылазку. Но в это раз не успел. И на следующий год начал заранее списываться с Госсом: «А вот как бы в этом году тоже сделать масштабный заезд?» Он говорит: «А вот теперь есть такая фирма «Серебряное кольцо», я теперь буду от них проводить». Ну и собственно, первый раз я съездил как турист.

В этой поездке участвовало практически все руководство, поэтому, что называется, «спелись». Начал захаживать в офис пообщаться. И в этом же году осенью меня Алексей Алексеев пригласил на экскурсию на КАУР. Мол, место осталось, давай бесплатно съездишь на экскурсию и выложишь фотоотчет на сайте «Окрестности Петербурга». Именно такой вот отзыв туриста с какими-нибудь интересными фотографиями и комментариями. Я попробовал, получилось нормально. Ну и меня начали отправлять в поездки.

А на следующий год во время очередного визита в контору Алексей сказал: «Вот тут тема с танковым музеем в Парола… По артиллерии у нас много специалистов, по танкам что-то никого нет». «Да ты что! Вот перед тобой главный специалист сидит!». Дело в том, что меня очень интересовала тема финских танков. Перечитал все, что можно было найти в интернете на эту тему. Может потому, что у меня отец был танкистом в свое время. В общем, достаточно много знал и в Парола был до этого несколько раз. Алексей задумался: «Ну, давай попробуем».

В итоге 1 мая 2010 года я отправился первый раз уже в качестве гида. На всякий случай, руководство поехало за мной присмотреть. Все вот эти организационные моменты: как границу проходить, как в гостинице размещать и т.д. В итоге «тренировочных поездок» у меня было две. С третьего раза я уже полностью сам. Очень многие вещи приходилось осваивать в процессе поездок: какие бывают «заморочки» с автобусами, гостиницами, с финнами и т.д. и т.п. Т.е. я пришёл, так скажем, не как экскурсовод со специфическими курсами или специальным образованием, а как специалист по теме. Т.е. начинал именно как специалист по финским танкам.

Музей Парола

Получается, образование не обязательно для успешной работы?

По факту – да. Дело в том, что может быть супер-профессиональный гид, которого научили с какой стороны подходить к объекту, как вязать всякие словеса, но при этом ему может быть неинтересна сама тема. Он будет как автомат. «Оттарабанит» исключительно с целью отработать и получить зарплату. И люди это очень остро чувствуют. Часто спрашивают, какое у меня образование. Отвечаю, что вообще-то экономист, работаю еще страховым агентом, а это у меня хобби. Может быть, я неправильно с точки зрения гида-профессионала что-нибудь излагаю, может быть надо все не то и не так… Но все говорят: «Нет, нет! Хорошо именно так».

Дело в том, что я учился, глядя на других. На того же самого В. Чекунова. Что мне понравилось у него? Доверительная манера общения. Т.е. не официальная позиция: «посмотрите направо, посмотрите налево, вот сейчас вы стоите»… А это было на уровне группы единомышленников, такой междусобойчик. Он общается не свысока, а на равных. И вот эту манеру я как раз постарался перенять.

Военная тема сразу была востребована у туристов? Кто вообще приходит на военные туры?

«Серебряное кольцо» начиналась именно как фирма, специализирующаяся на военно-историческом направлении. Но в 2011 году был системный кризис, когда стало понятно, что тема очень узкая. Нет притока. Кто хотели, уже съездили. И можно было идти либо по пути углубления, доводить до маразма, посещать все полянки, где хоть какая-то битва была. Там, может быть, и нечего смотреть, но место такое супер-историчное. Что там в земле кости каких-нибудь гусар… Либо надо было несколько менять направление, чтобы это стало источником для притока людей со стороны. Чтобы среди тех, кто приходит на совершенно другую тематику, появлялась новая поросль интереса к войне.

Получается так. Именно на военные экскурсии есть специфический контингент, которых интересует именно это. Далее. Есть люди, которые едут ради приключений. Очень многие военные объекты расположены в живописных местах. Форты или выдолбленные в скалах помещения — это просто здорово побродить. Ну и какой-то контингент (нельзя назвать основным, но тем не менее) — это сопутствующие. Т.е. например, едет мужчина, который хочет узнать все про танки, и с ним едет жена за компанию. Или родители вывозят детей. Ну вот, наверное, такой специфический турист, который бывает по военной теме. Ну иногда, конечно, бывают люди случайные. Которые непонятно как туда попали. Если это не экстремальна экскурсия, все это ничего. К сожалению, бывает, когда люди подписываются на экстрим, совершенно не понимая, что их ждет. Особенно это касается подорванных объектов. Форт Ино, например. На сайте всегда есть указание, что требуется походная одежда и обувь, фонарики. Но приходят люди, которые думали, что это просто по дорожкам ходить…

Как родилась идея проводить военные туры в форме?

Началось все в том же самом обществе «Карелия». Несколько людей являются реконструкторами. Я один раз съездил как зритель, посмотрел, понравилось. В итоге несколько лет просто катался на мероприятия. Приделом мечтаний тогда было после боя попросить какую-нибудь железяку, пофотографироваться в героических позах. А еще если «стрельнуть» каску – то вообще супер!

Роман Петров

Реконструкторы казались какими-то небожителями. Пока однажды Андрей Евгоров буквально на меня «наехал»: «Рома, тебе не стыдно? Ты уже лет 5 катаешься на реконструкции, у тебя уже стаж смотреть на это больше, чем у иных участников. Пора самому уже одеваться и в строй!». И вот здесь у меня уже что-то сместилось. Ведь что меня останавливало? Это очень дорого. Это безумные деньги. Я так слушал, что какая-то там штуковина, какой-то там ремешочек — это неимоверные деньги. Но, с другой стороны, самое главное было переломить ситуацию в голове. Разруха не в клозетах, а в головах. Как только понял, что – да, я действительно хочу выйти на поле. Ну, напрягся. Здесь как раз мне очень сильно помогло «Серебряное Кольцо». Алексей Алексеев выдал мне беспроцентную ссуду на такую вот разовую экипировку (там получалось дешевле одеться сразу). В общем, я вложился. Чекунов мне все привез. Причем в основном подлинные вещи. Т.е. я еще реконструктор старой школы. И как раз в октябре 2010 года состоялась моя первая битва.

Меня интересовала финская тема, коль скоро я — специалист по финским танкам. Интересовался финскими дотами. Поэтому экипировался по финнам. Ну а потом буквально через год мне уже говорят: «Ну вот смотри, по финнам мероприятий очень мало. Очень много мероприятий по немцам, поэтому давай уже!»… Ну что ж… Есть такая поговорка у реконструкторов: «Тяжело собирать первый комплект формы». Дальше все пошло–поехало.

Соответственно, участвовал как реконструктор. И опять же, глядя на Чекунова, как он проводил экскурсии в форме, я понял, что это совершенно другое восприятие. Т.е. настолько глубокое погружение в историю, когда с тобой рядом идет красноармеец или белофинн… Ощущение, что попал в соответствующую историческую эпоху. Сам в гид в форме является экспонатом. Ну, в Финляндию, понятно, через границу антиквариат таскать несподручно. Ну а здесь, когда уже начал проводить экскурсии на линию Маннергейма…

Роман Петров

Ну тут был такой момент. У Чекунова тоже есть подобные экскурсии. Но у нас с ним такой водораздел: он рассказывает о Зимней войне, а я именно о линии Маннергейма». Проще говоря: я рассказываю как эти доты строили, он рассказывает как их рушили».

Какой часть работы больше нравится? Разработка, подготовка маршрута или уже сама поездка?

Даже сложно сказать. Эти два момента не всегда полностью связаны. Разведка — это увлекательно, но не всегда потом проявляется в готовой программе. Например, у меня есть двухдневка по советским военно-морским базам Ханко и Порккала. И вот прошлой осенью мы с друзьями специально скатались в Порккала посмотреть кучу объектов. Пересмотрели – я даже не могу сказать сколько, уже просто аж затошнило. Но! Они все так расположены, что на автобусе туда не подъехать. Или не остановиться – какая-то узкая дорожка. В общем из того, что разведывается, если треть из объектов входит в программу – это уже хорошо.

Как Вы разрабатываете темы новых маршрутов? Чем руководствуетесь?

По-разному. Иногда бывает, со стороны говорят: «Надо бы такую тему копнуть». Ну ладно. Партия сказала, комсомол ответил. С другой стороны, мои какие-то наработки. Вот я сам куда-то ездил, что-то видел и начинаю «продавливать»: «А вот надо вот это куда-нибудь добавить». Вот так, например, по моему произволу были добавлены Хельсинские водопады и парк Реповеси. А бывало иногда, что мне самому до зарезу хотелось где-то побывать, но как-то никак карта не выпадала. Думаю: «Ну а что? Надо сразу ехать с группой! Чего уж там?» Вот так, например, я долго лоббировал авиационный музей в Ювяскюля. Теперь ношусь с идеей двухдневки по 4 авиационным музеям.

Какие Вы видите плюсы в работе гида?

Когда я работал в страховой компании (причем начальником отдела), было ощущение: «день сурка». С утра проснулся, пришел: какие-то звонки, проблемы со своими клиентами, проблемы у подчиненных… И то не так, и се не так… И вот изо дня в день одно и то же. И вот я думал: «Боже мой! Жизнь проходит! А вот работают же люди, у которых разнообразная жизнь, командировки. У некоторых даже за границу. Мне бы так!» В конце концов, меня там окончательно допекло. Профессиональное выгорание. Уже ничего не радует. Да пошло все оно лесом! И уволился. Причем вообще тогда было непонятно – можно тут деньги заработать или нет. Я перешел в агенты страхования. Т.е. каждая «вкусная страховка» приносит денег всяко не меньше чем проведенная экскурсия, а то и в разы побольше. Но, тем не менее, душа у меня именно вот в этой работе. И в итоге у меня сейчас командировок…. И за границу… Особенно когда горячая пора в праздники, думаю: «Все, не могу больше! Дожить бы до конца праздников!» Праздники прошли. Думаю: «А хорошо поработал! А мне понравилось, как съездил». Или даже к вечеру, если двухдневка, в гостиницу заселяюсь… Ну так славно. Особенно если это в Финляндии, сауны у них входят еще. Сходил, пивка хлопнул: «Хорошо живу»!

Какие туры Вам больше нравятся: многодневные или короткие?

Во всем есть свой плюс. В однодневках приятно: из дома уехал, вечером домой вернулся. В многодневках поначалу: «Ой, ну надо же, на столько дней…» А как только все началось, втягиваешься и «научаешься» получать удовольствие от самого процесса.

Как относятся в семье к Вашей работе, к постоянным разъездам?

Ну как сказать? Поначалу было «заморочно», что все выходные меня нет. Но как-то привыкли, смирились. Есть зато куча всяких других плюсов. Постоянно в Финляндию катаюсь, привожу всякие там сыры и прочее добро. Самое интересное, что и военное барахло находит применение: надо там детям в школе какое-то выступление. Все тут же: оружие и экипировка...

Роман Петров

Хотите ли Вы быть гидом всегда или думаете в будущем заняться чем-то другим?

На самом деле есть мысль. Было несколько попыток, с тем же самым Чекуновым… Хочется уже создать какой-то музей, подключить команду. А я бы занимался связями с турфирмами. Ну, понятное дело, что «Серебряное Кольцо» было бы в эксклюзиве. Ну и попутно продвигать среди других. Но, к сожалению, пока все эти проекты разваливались на стадии согласования. Потому что никто не готов вкладываться.

Над чем работаете сейчас?

«Перевариваю» результаты декабрьской разведки по Кингисеппскому Ур. Надеюсь, что это будет оформлено к лету, может быть к осени… И сейчас вот сидим-подпрыгиваем, ждем когда снег растает, собираемся в разведку по Лужскому рубежу.

Беседовала Ксения Самарина

Роман Петров

Нет комментариев. Ваш будет первым!