Мосты Москвы. 2. Большой Каменный мост: мост-город, железный мост, мост-бренд

Москва и Подмосковье

Тип статьи:
Авторская

Это, пожалуй, самый известный мост столицы. Именно его, чаще всего, можно увидеть на видовых фото Москвы. Здесь, Вам и Кремль, и Москва-река и, собственно, Большой Каменный мост, высоко поднятый над водой. Так сказать, «бренд столицы».

Как раз рядом с ним, Глеб Жеглов и Володя Шарапов, в фильме «Место встречи изменить нельзя», встретили солдата, любовавшегося видами Москвы. Дело было после война, а значит, они уже видели мост, построенный в 1938 году.

Кадр из фильма «Место встречи изменить нельзя». С лева на право: Шарапов — солдат — Жеглов.

Он, безусловно, удобен, поскольку имеет лучшее, с точки зрения автомобильного движения, расположение (его предшественники, неизменно, стали бы виновниками пробок, если были бы сохранены). Он достаточно высок и, позволяет беспрепятственно, небольшим судам, курсировать по реке. С моста открывается один из лучших видов на центральную часть города, да и сам он имеет весьма красивое оформление. Однако, история его предшественников куда более захватывающая.

Итак,первая переправа появилась на этом месте в незапамятные времена и, проходила,скорее всего, через брод. Значение ее постоянно росло, поскольку здесьсходились важные дороги и водные пути, а само поселение, вошедшее в составСуздальского княжества, выполняло роль опорного военного пункта на границе снесколькими княжествами (Смоленским, Новгородским, Рязанским и Северским).

С какого времени, неизвестно, но здесь появился наплавной мост, представлявший собой нехитрую деревянную конструкцию из досок, положенных поверх плотов, перекрывавших почти 100 метров водной поверхности. Такие мосты использовались повсеместно и имели множество недостатков. Во-первых, их нужно было разводить и сводить во время прохода судов, что занимало немало времени. Во-вторых, они могли пострадать от пожара и в период ледохода и ледостава. Так что мост нужно было наводить ежегодно, после схода льда и до его появления. В такое время, когда переправа была убрана, а лед уже начинал ломаться, добраться до другого берег было очень сложно, опасно, а иногда и просто невозможно. Тем не менее, современники восхваляли деревянные «Москворецкие мосты». Отметили их и иностранцы. В XVII веке в Москве побывал Павел Алеппский, путешественник и церковный деятель из ныне печально известного города Алеппо. Он оставил вот такие записи: «Мост близ Кремля, насупротив ворот второй городской стены, возбуждает большое удивление: он ровный, сделан из больших деревянных брусьев, пригнанных один к другому и связанных толстыми веревками из липовой коры, концы коих прикреплены к башням и к противоположному берегу реки. Когда вода прибывает, мост поднимается, потому что он держится не на столбах, а состоит из досок, лежащих на воде, а когда вода убывает, опускается и мост. Когда подъезжает судно с припасами для дворца из областей Казанской и Астраханской… из Коломны… к мостам, утвержденным (на сваях), то снижают его мачту и проводят судно под одним из пролетов; когда же подходят к упомянутому мосту, то одну из связанных частей его освобождают от веревок и отводят ее с пути судна, а когда оной пройдет к стороне Кремля, то снова приводят ту часть (моста) на ее место. Здесь всегда стоит множество судов, которые привозят в Москву всякого рода припасы… На этом мосту есть лавки, где происходит бойкая торговля; на нем большое движение; мы постоянно ходим туда на прогулку… по нему беспрерывно движутся взад и вперед войска. Все городские служанки, слуги и простолюдины приходят к этому мосту мыть платье в реке, потому что вода здесь стоит высоко, в уровень с мостом».

Москворецкий наплавной мост. Гравюра Питера Пикара. XVII век.

Представить себе как выглядел наплавной мост поможет гравюра Питера Пикара, выполненная в XVII веке и запечатлевшая соседний подобный мост на Москва-реке.

XVII век был очень тяжелым для Москвы и многих других земель государства. Наша страна переживала последствия Смутного времени, разорения земли поляками, частые смены правителей. Разрослись военные слободы, да и ремесленный люд воспрянул после длительного периода хаоса. Назрела необходимость прочно связать берега реки Москвы каменным мостом. Только вот в самой Москве, опыта по подобному строительству не было, если не считать двух небольших кирпичных мостов, возведенных еще в XVI веке, поэтому и обратились к иностранному специалисту. В 1634 году пригласили «палатного мастера» из Страсбурга – Кристлера. Тот приехал не один, а с племянником и множеством необходимых инструментов. На основе их расчетов русские мастера выполнили деревянный макет, а иностранцы подготовили все необходимые расчеты, что и было представлено в Посольском приказе. Однако, затраты на строительство были не шуточными и, проводившие экспертизу думный дьяк Григорий Львов и каменных дел мастер Степан Кудрявцев, должны были убедиться в их целесообразности. Мастера гарантировали, что мост устоит «от льду в два аршина» (около 1,5 метра), благодаря шести каменным «быкам» на мощных опорах. Они также заверили экспертов, что «Своды будут сделаны толсты и тверды, и от большой тягости никакой порухи не будет». Ширина моста позволяла проходить войскам и артиллерии. А со стороны Кремля, конструкция должна была соединяться с мощным предмостным укреплением, которое бы позволило защищать подступы к «сердцу» Москвы. Проект был представлен царю – Михаилу Федоровичу и окончательно утвержден.

Почти сразу начали заготавливать нужный материал. К сожалению, первому царственному Романову не удалось войти в историю как строителю «чудо-моста», так как в 1645 году он скончался. По печальному совпадению и Иоганн Кристлер последовал за заказчиком год спустя. А грандиозную затею отложили на долгие годы.

Вернулись к проекту только в 80-х годах XVII века и достраивали мост 5 лет. Работы велись уже под руководством русского мастера, при этом монаха. В 90-х годах мост был закончен и получил название Всехсвятского, по воротам Белого города, к которым он подходил. (На современной карте Москвы – это выход к Москве-реке улицы Ленивки, вблизи Кремля). Противоположная, Замоскворецкая сторона заканчивалась башней, представлявшей предмостное укрепление. Всехсвятский мост в конце XVII в.

Всехсвятский мост в конце XVII в. Рисунок Аполлинария Васнецова.

Общая длинна моста была – 140 метров, а ширина – 22. Это, примерно, в 3 раза шире, чем средневековые улицы центра Москвы. При таких габаритах, мост превратился в отдельный город, который теперь даже трудно представить! На нем были построены деревянные лавки и каменные палаты, где расположились: пивной двор, Корчемная канцелярия и тюрьма, торговля разными товарами. Над всем этим возвышались «верхние гульбища», используемые для культурного распития слабоалкогольных напитков. Внизу находились ледники для сохранения товаров. Наверху развернулся торговый, деловой и развлекательный центр для приличной публики. Сюда приходили, чтобы полюбоваться видами города и развлечениями, вроде кулачных боев, которые устраивали на льду и, с восторгом наблюдали за ледоходом с безопасной высоты моста.

В 1697 году, по случаю взятия Азовской крепости, юный Петр I, через этот мост и находившиеся там Триумфальные ворота, во главе своих войск вошел в Кремль. Кроме того, ежегодно по мосту проходили крестные ходы в Донской монастырь из Успенского собора.

Всехсвятский мост имел еще одну интересную особенность: между опорами реку перегородили плотиной и устроили мельницу. Что, к сожалению, послужило началу его разрушения из-за усилившейся нагрузки. Кроме этого, некоторые исследователи склонны считать, что наши строители не смогли соблюсти все технологии строительства, задуманные Кристлером, в силу отсутствия опыта, что тоже ослабило постройку и, между прочим, сильно увеличило смету. Мост получился очень дорогим и даже вошел в распространенную, в то время, поговорку «Дороже Каменного моста».
Как это не удивительно, но только Анна Иоанновна, в 1731 году позаботилась о сохранности моста и его внешнем облике, приказав разобрать плотины, мукомольные мельницы и часть лавок. Тем не менее, мост продолжал разрушаться. К сожалению, после потери лоска и великолепия, мост окутала дурная слава. Под его пролетами образовался воровкой притон с логичным названием «Под Каменным мостом». Самым известным персонажем там был Ванька-Каин, на начальном этапе своей грандиозной карьеры, вора, разбойника и, по совместительству, информатора Сыскного приказа. Правда, службу он свою организовал таким образом, что вся московская полиция была у него в услужении и к этому времени из-под моста уже переехал в один из лучших особняков. Тем не менее, так называемые, «печуры» — вырытые под пролетами моста ямы, пополнялись новыми криминальными элементами, под патронажем Ваньки-Каина. Кстати, именно от туда пошло воровское выражение «концы в воду», поскольку обворованных, зачастую, просто сбрасывали в Москву-реку у Большого Каменного моста. Дело было поставлено с таким размахом, что пришлось присылать людей из Санкт-Петербурга, не замешанных в этих делах, для наведения порядка. По свидетельствам того времени, жители Москвы боялись ночевать дома, понимая, что их не спасет ни стена, ни замок. После каждой ночи, в городе находили убитых и ограбленных и каждое утро начиналось с опознания жертв. Это мрачное время закончилось только в 50-х годах XVIII века с разгрома банд и ссылки Ваньки-Каина на каторгу.
В 60-х годах XVIII века мост реконструировали, под руководством Дмитрия Васильевича Ухтомского, которого считают основоположником русской архитектурной московской школы, имевшей черты пышного барокко, при сохранении национального колорита. Однако, в данном случае, знаменитый архитектор не перестраивал мост, а лишь упростил его конструкцию, разобрав шестивратную башню и убрав часть лавок, чтобы снять лишнюю нагрузку. Мне не попадалось документов, свидетельствующих о укреплении опор, но, возможно, что следующие 20 лет мост простоял, именно, благодаря этим работам. За тот период он запомнился как последняя дорога Пугачева, которого провели на казнь через Большой Каменный мост на Болотную площадь, находящуюся в одном квартале за рекой Москвой, в 1775 году.

А в 1783 — произошел обвал 3-х арок. Погиб рыбак, находившийся под мостом, прачка, стиравшая белье и еще 2 человека, оказавшиеся поблизости. Для проведения восстановительных работ, прорыли Водоотводной канал из-за которого и появился, в самом центре города длинный и узкий загнутый как кусок Краковской колбасы, остров, с название Болотный, включавший в себя ту самую Болотную площадь.
Очередной ремонт позволил еще на несколько десятков лет продлить жизнь дряхлеющего Каменного моста. Таким образом, он стал свидетелем пожара в Москве 1812 года. По его камням отступала наполеоновская армия из разоренного города, и, потом, еще долгое время перевозили строительные материалы для восстановления сожженного центра. Он стал очень стар и слаб, постоянно нуждался в ремонте, но, когда в 1859 году было принято решение о сносе Большого Каменного моста, большая часть москвичей восприняли это как печальную потерю. «Сколько стоило усилий и иждивений, чтобы сломать этот двухвековой памятник! Самою трудностью сломки доказывалась прочность его кладки и доброта материала, из коего только одной части достаточно было на постройку огромного дома. Московские жители с любопытством и сожалением собирались смотреть на разрушение этого моста, который долго почитаем был одною из диковинок не только древней столицы нашей, но вообще и всей России» — написал Снегирев, один из очевидцев.

Мост ломали, разбирали и, даже взрывали пороховыми зарядами, пока полностью не очистили место. И все таки, память о нем удалось сохранить, как минимум, в городских преданиях. Во-первых, в Москве до сих пор есть дом, расположенный по адресу: Моховая улица, дом 7, который построен, как считают местные жители из обломков Большого Каменного моста. Причиной тому была заметка в газете «Московские губернские ведомости» от 1859 года. Там говорилось: «Из купленного оставшегося от разломки старого материала с добавлением нового, построен купцом Скворцовым большой доходный дом на углу Моховой, по проекту архитектора Никольского. Фасад этого здания довольно красивый, внизу – хорошие магазины; в верхних этажах квартиры различного объема». Документальных подтверждений, что обломки были частью моста, мне найти не удалось. Тем не менее, московские краеведы, в своих работах, часто придерживаются именно этой версии.

Дом, кстати, был перестроен в конце XIX столетия по проекту петербургского архитектора в стиле «Северного модерна». Его автор, Василий Васильевич Шауб делал многое для развития этого направления в архитектуре и создал много различных построек, которые можно теперь увидеть на Васильевском острове и Петроградской стороне в Петербурге.
Во-вторых, многие исследователи считают, что при строительстве Дворцового, а ныне Лефортовского моста, опоры делали по образцу Большого Каменного. Так что он считается памятником этой легендарной постройки.

А недавно, начали создание графической реконструкции Кремля на начало XVIII века. Так то теперь можно увидеть как выглядел Большой Каменный мост и Кремль несколько веков назад.


Да что там говорить! Даже при сооружении нового, металлического моста за ним сохранилось название «Большой Каменный». Его спроектировал инженер-полковник Танненберг. Новая конструкция имела две каменные опоры с далеко выступающими вперед, ледорезми, на которых покоились чугунные пролеты. Не смотря на то, что это был первый металлический мост в Москве, ни интереса, ни восторга у местных жителей он не вызвал и от него избавились довольно быстро, тем более, что был подходящий повод. В начале XX века он сильно усложнил транспортную ситуацию в самом центре.

Большой Каменный мост (металлический). XIX век. Московский анекдот того времени рассказывал о незадачливом чиновнике, который с удивлением смотрел на огромные выступы опор и выяснив, что это ледорезы, возмущенно сказал: «А если лед пойдет с другой стороны?!»

В 1921 году, уже советские власти, объявил конкурс на проект нового моста. И лишь со второй попытки появился вариант, устроивший комиссию. Его построили в 1938 году, чуть сдвинув ниже по течению к Боровцкой площади. Верхняя поверхность моста – прямая, ее поддерживает, изогнутая дугой металлическая конструкция, опирающаяся на две каменные береговые опоры. Наверху находится металлическая ограда, украшенная советскими гербами Москвы в окружении знамен с колосьями по бокам. Конструкция получилась, прямо скажем, незатейливая. Но, главное в ней то, что ее форма и высота перекрывают обзор только кремлевских стен и при этом подчеркивают его высокое расположение, служа неким пьедесталом для башен Кремля и храма Христа Спасителя. Одновременно, Большой Каменный мост является одной из лучших смотровых площадок города. Инженер Н. Я. Калмыков в компании с архитекторами: Владимиром Алексеевичем Щуко и Владимиром Георгиевичем Гельфрейхом (авторами пропилей Смольного), Михаилом Адольфовичем Минкусом, «наступив на горло собственной песне», сделали самый простой мост, плохо запоминающийся, который отходит на задний план, позволяя увидеть главное – великолепную панораму берегов Москвы-реки, сохранившую большое количество самых узнаваемых достопримечательностей столицы.


Рекомендованные туры компании "Серебряное Кольцо":
Карта:
Нет комментариев. Ваш будет первым!