Усадьба "Русского Фауста" - Якова Брюса

В истории есть личности, память о которых сохраняет народный фольклор. Одной из них был Яков Брюс — чернокнижник, алхимик, предсказатель, подобию доктора Фауста – астролога, алхимика и врача, продавшего душу дьяволу. Наследие Брюса до сих пор будоражит фантазии кладоискателей. Существуют легенды, утверждающие, что он спрятал нечто ценное в подземных катакомбах своего подмосковного имения Глинки. Кто-то считает, что там сокрыты сакральные знания, кто –то убеждён, что несметные сокровища.

На мой взгляд, наибольшая ценность Глинок – это память. Колдуном Яков Вилимович выглядел в глазах людей необразованных, они и распускали о нём самые невероятные слухи. На деле же роль этого удивительного человека в истории нашей страны столь значительна, что заслуживает благодарности потомков.

Яков Брюс происходил из знатной шотландской семьи, среди его предков были шотландские и ирландские короли. Спасая жизнь во время Английской революции, Вильям Брюс покинул родину и поступил на военную службу к русскому царю. Продолжая семейную традицию, его сыновья были определены в «потешный» полк царя Петра. Безусловная преданность и смелость – Яков находился с юным государем во время стрелецкого бунта, участвовал в военных походах, были должным образом оценены Петром.

Яков Брюс стал одним из его ближайших сподвижников. Царь брал его с собой в заграничные поездки, поощрял увлечение науками, Брюс свёл знакомство с английскими учёными, в том числе с Исааком Ньютоном. По поручению Петра I он занимался переводами, закупал технические документы и приборы, подбирал и нанимал специалистов на работу в России. Брюс обладал поистине энциклопедическими познаниями, серьезно занимался военными и естественными науками, математикой, историей.

В период войны со шведами разработал скорострельные пушки и мощный порох, новые виды картечи и бомб. В Полтавской битве командовал всей русской артиллерией, которая нанесла противнику огромный урон. За вклад в победу под Полтавой из первых в России получил орден Св.Андрея Первозванного.

В 1702 году Брюс открыл обсерваторию при Навигацкой школе в Сухаревой башне в Москве. Первое в России техническое высшее учебное заведение, готовившее специалистов военно-морского флота, судостроителей, геодезистов, инженеров имело недобрую славу места «колдовских» занятий Якова Вилимовича Брюса.

Сферы применения талантов Брюса были весьма разнообразными: он составлял географические карты во время военного похода на Азов; заведовал российским книгопечатанием. Кроме того, проявил себя умным и тонким дипломатом: благодаря настойчивости и твердости Брюса был подписан Ништадтский мир, положивший конец длительной войны со Швецией. «Никогда наша Россия такого полезного мира не получала!» — писал Петр I Брюсу. Довольный успехами дипломата, царь наградил его пятьюстами дворами и усадьбой Глинки.

Яков Вилимович сам поставил точку в своей блистательной карьере, подав в отставку после смерти любимого государя. Как пишет биограф Брюса, он «не мог равнодушно смотреть на происки вельмож, неограниченное властолюбие Меншикова». Брюс с женой уехал из Петербурга в Глинки, где и прожил остаток жизни, занимаясь любимым делом — научными изысканиями.

Великолепный усадебный ансамбль Глинки стал образцом для устроения других дворянских подмосковных имений. До наших дней сохранились немногие постройки: дворец стоит в центре, парадный двор перед ним образуют три флигеля и здание кордергардии, надстроенное вторым этажом.

Позади дворца находится французский парк с небольшим искусственным прудом. Сбоку от дворца прячется среди деревьев ещё один флигель, отличающийся от остальных изысканной отделкой фасада: парные ниши под статуи, «раковина» над сводами. По преданию, именно тут была алхимическая лаборатория Якова Брюса.

Во времена первого владельца имения дворец был одноэтажным, считают, что он мог быть выстроен по проекту самого Брюса. Необычная архитектура дома была, вероятно, продиктована потребностями хозяина в научных исследованиях. Открытые лоджии позволяли заниматься наблюдениями за небесными светилами при помощи длинных зрительных труб. Были предусмотрены помещения для хранения коллекций археологических находок и курьёзных предметов, научной библиотеки. Старые интерьеры не сохранились, погибли во время пожара.

Обращают на себя внимание демонические каменные маски, которыми украшены наличники окон. Этих масок 57, все они уникальны, так как вырезаны из камня.

Легенда гласит, что это карикатуры на высокопоставленных вельмож, из-за интриг которых Якову Вилимовичу пришлось уйти в отставку. А в центре фасада он поместил своё скульптурное изображение.

Ещё при жизни Брюса жители окрестных деревень распространяли о нём множество небылиц. Мол, ночами в окна залетает огнедышащий дракон, а днём он превращается в статую в парке. Будто бы однажды «в жаркий июльский день он к удовольствию гостей обратил пруд в парке в каток и предложил кататься на коньках». Ходили слухи, что хозяин усадьбы изобрёл «живую воду», повелел доверенному слуге оживить себя после смерти. И, хоть опыт сей и не удался, дух Брюса не покидает усадьбу, охраняет её.

Увы, призрачное заступничество не слишком помогло Глинкам. До середины XIX века имение переходило по наследству дальним родственникам Якова Брюса. Позже обветшавшая усадьба стала привлекать представителей купечества, людей невежественных, но оборотистых. «Сначала это купец Усачёв, потом какая-то помещица Колесова, велевшая скромности ради побросать в пруд всех обнаженных Бахусов и Венусов, украшавших дорожки сада. После Колесовой усадьба переходит в руки купца Лопатина, построившего здесь громадную фабрику. Сообщают, что оставшиеся мраморные фигуры были при нем употреблены в плотину в качестве бута. Удар молнии в дом, который Лопатин превратил в склад хлопка, произвел в нем опустошительный пожар; и вот, подчиняясь суеверным, Лопатин не только отремонтировал его весь — правда, снова в качестве склада, но даже восстановил в нем, как сумел, вышку с часами, конечно, нелепую на «сарае». Вскоре сгорела и лопатинская фабрика, зияющая сейчас на берегу Вори разломанными стенами своих корпусов. Дух Брюса точно витал над усадьбой, карая отношение владельцев к её старине.» — это цитата из книги Александра Греча «Венок усадьбам.

Дух Брюса не смог помешать тому, чтобы в строениях бывшей усадьбы разместились палаты для отдыхающих санатория «Монино». Со свойственной советским хозяйственникам прагматичностью под корпус санатория перестроили даже церковь Иоанна Благослова XVIII века. Сейчас то, что осталось от храма, равно как и пристроенный к нему корпус, стоит в руинах. Хотя, возможно, «проклятие Брюса» всё же действует, хоть и настигает осквернителей усадьбы не скоро. Источники с целебной водой, которые и дали жизнь санаторию, иссякли. Сейчас санаторий заброшен, а в усадьбе Брюса ведутся восстановительные работы.

Известно, что территория усадьбы была изрезана подземными ходами и подземельями, которые не только соединяют все здания усадьбы, но имеют выходы за несколько километров от нее. Еще никем серьезно не обследованные, они, якобы, хранят магические книги и сокровища Брюса.

Сейчас в одном из флигелей усадьбы стараниями энтузиастов-краеведов был открыт музей Я.В.Брюса. С одним из них, Александром Николаевичем Филимоном Я очень надеюсь, что когда-нибудь клад Брюса, если он существует, будет найден и музей получит новые экспонаты.

Карта:
Баннер:
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"