Экскурсия «От Копорья до Ивангорода. Замки и творцы»

Началась экскурсия с осмотра крепости Копорье. История её существования начинается в 1237 году, когда рыцари Ливонского ордена, вторгшись на эти земли, были озабочены тем, чтобы их удержать. Место для крепости было выбрано на естественной возвышенности, на берегу реки Копорка. Судьба копорской крепости характерна для приграничных форпостов, она часто переходила из рук в руки, защищая то шведские границы от русских, то наоборот. Крепость разрушалась и восстанавливалась, пока в XVIII веке не была признана окончательно утратившей своё значение и исключённой из списка оборонительных сооружений. Её даже планировали взорвать за ненадобностью, но, к счастью, передумали. Потому что даже сейчас, находясь практически в состоянии руин, крепость Копорье удивительно красива.

Конечно, за прошедшие века здесь изменилось очень многое. Речка Копорка обмелела до состояния ручейка, а ведь когда-то была судоходна. В неё заходили купеческие суда, близость к побережью Финского залива делало Копорье удобным местом для перевалочного пункта. Некогда Копорье была главным городом Ингерманландии.

Пётр Первый, отвоевав эти земли, отодвинул тем самым границу далеко на север. С утратой стратегического значения крепости город пришёл в упадок, и стал именоваться уже селом.

Царь-реформатор подарил Копорье вместе с окрестными деревнями князю А.Д. Меншикову. Новый губернатор Ингерманландии здесь не обосновался, а после его опалы земли отошли в казну. Императрица Елизавета Петровна подарила мызы и вотчины Копорье своему фавориту графу А. Разумовскому. У наследников которого эти земли приобрёл в 1809 году Копорье приобрел Василий Николаевич Зиновьев.

Как рачительный хозяин, он вознамерился разобрать обветшалую крепость и продавать известняковые блоки как строительный материал. Но к тому времени уже государство заботилось о сохранении памятников старины, и разрушать крепость Зиновьеву запретили. Василий Николаевич был далеко не беден, и крах своих коммерческих планов пережил легко. Он начал обустраивать здесь имение, которое впоследствии украшали и расширяли его потомки. От деревянного господского дома ничего не осталось, его уже после войны разобрали и вывезли куда-то. Каменные хозяйственные постройки частично сохранились в селе. Экскурсантам же предлагают осмотреть остатки фамильной часовни Зиновьевых в крепости. Увы, сохранилась лишь пара разбитых надгробий, да часть декора на фасаде.

Крепость, к сожалению, разрушается. О её былом величии можно судить по наиболее сохранившимся участкам стен и башням Южной и Северной.

В печальном состоянии находится и церковь Преображения Господня, сгоревшая в советские времена. Этот каменный одноапсидный храм был построен новгородскими мастерами в первой четверти XVI века. Сейчас здесь возобновились богослужения, хочется надеяться, что церковь восстановят в её былой красоте.

Существуют легенды о спрятанных в подземельях крепости богатствах, которые оставил при бегстве шведский король КарлXII. Якобы монарх был захвачен врасплох штурмом русских войск и бежал через подземные ходы, бросив богато украшенную золотом карету. До сих пор кладоискатели не теряют надежды отыскать сокровища. Подземные ходы в крепости, конечно, есть, но ведут они либо к источнику воды, либо в казематы.

После Копорья наш путь лежал в усадьбу «Котлы». Первое упоминание в писцовой книге Водской пятины о деревне с таким названием (водск. Kattila, ижор. Kettele, фин. Kattila) относится к 1500 г.

После возвращения этих земель под власть российской короны Петром Первым, они, как я уже упомянула, принадлежали А.Д.Меньшикову. После того, как всесильный князь утратил влияние и был сослан, на трон взошла Анна Иоанновна. Её именным указом Котельская мыза была пожалована в потомственное владение майору лейб-гвардии Преображенского полка Людвигу фон Альбрехту (он же Иван Иванович Альбрехт) за помощь в воцарении на престол. С этой фамилией и связана практически вся дальнейшая судьба Котлов. Иван Иванович, видимо, пользовался доверием императрицы, так как был ею приставлен присматривать за цесаревной Елизаветой Петровной. Та, как дочь Петра Великого, имела все основания претендовать на российский трон. Неудивительно, что после смерти своей покровительницы в 1742 году он попал в опалу. Однако наказание казалось весьма гуманным: Альбрехта сослали всего лишь к себе в Котельскую мызу. На тот момент она включала в себя ряд деревянных сооружений (господский дом, хозяйственные постройки, приходскую Никольскую церковь и кирху), а также ряд близлежащих деревень (Малое Руддилово, Пумалицы, Раннолово).

В последующие годы представители семейства Альбрехтов всячески способствовали процветанию и украшению усадьбы в Котлах. Кроме шикарного господского дома в стиле классицизма, здесь были построены все непременные для помещичьих усадеб хозяйственные постройки: оранжерея, конюшни, амбар, сараи, ледник, молочная. Был разбит красивейший пейзажный парк на месте осушенного болота.

Постройки, дошедшие до наших дней, представляют собой руины.

Парк снова заболочен. Восстановлена лишь церковь.

С усадьбой в Котлах связана любопытнейшая история. После семейства Альбрехтов ею владели сначала вдова, а потом и дочери Александра Александровича Сапожникова – представителя знаменитого астраханского купеческого рода. Оставшееся после него огромное состояние вскружило голову Нине Александровне Сапожниковой, которую хорошо знавший её художник Александр Николаевич Бенуа так характеризовал в своих воспоминаниях: «была одной из тех сумасбродных русских барынь, которые без толку и без смысла сорят деньгами по всей Европе, польщённая тем, что её в отелях и курортах величают «прэнсесс».

По счастью, наследство было так огромно, что промотать его полностью вдова не успела. Имение в Котлах было поделено между двумя дочерьми: Марией Александровной — женой знаменитого архитектора Леонтия Николаевича Бенуа и Ольгой Александровной — женой Александра Ивановича Мейснера. При них усадьба переживала период расцвета, кроме многочисленных хозяйственных преобразований, сёстры разместили здесь коллекции произведений искусства, в том числе картин русских и европейских мастеров. В коллекцию живописи входила небольшая картина Богородицы неизвестного автора, которую их дед — астраханский купец Александр Петрович Сапожников выкупил у заезжих итальянских циркачей. Находящийся с сестрами в родстве художник Александр Николаевич Бенуа (брат Леонтия) провёл экспертизу этого полотна и установил, что она принадлежит кисти великого Леонардо да Винчи. В 1912 году картина была продана Эрмитажу за 150 000 рублей и вошла в экспозицию музея под названием «Мадонна с цветком» или «Мадонна Бенуа».

С усадьбой в Котлах связано имя и прекрасного русского портретиста Ореста Кипренского, где-то здесь даже есть камень, носящий его имя. Сидящим на нём художник изобразил тогдашнего владельца здешних земель К.И.Альбрехта, обессмертив его тем самым для потомков.

После осмотра усадьбы в Котлах, точнее, того немного, что от неё осталось, путь наш лежал в Кингиссепп. Здесь мы насладились красотой Екатерининского собора, построенного по проекту Антонио Ринальди в стиле рококо.

И отправились в Ивангородскую крепость.

Этой пограничной крепости повезло куда больше, чем Копорской, её неоднократно реставрировали, и сейчас она находится в значительно лучшем состоянии. Внушает оптимизм и тот факт, что Ивангородская крепость участвует в международных проектах, в ходе которых ведутся восстановительные работы. Вот, например, как красив теперь обычный пороховой амбар.

В нём расположен небольшой музей, конференц-зал и магазин сувениров. Экспозиция очень стильно выглядит, если этот эпитет применим с такой ситуации. Модель судна ганзейского союза, часть которого сдвигается и даёт возможность рассмотреть то, что происходило в трюме, меня заворожила. Поблизости установлены ещё человеческие фигурки, всё это мастерски выполнено из дерева!

В ходе экскурсии по крепости мы осмотрели находящиеся на её территории старинные Успенский собор и Никольскую церковь, поднялись на крепостные стены, полюбовались видами на реку Нарову и Нарвскую крепость на противоположном берегу.

Чудесный солнечный день располагал к неге, но времени на неё, увы, не оставалось. Погуляв по крепости и посетив музей, мы погрузились в автобус и поехали в промышленный район «Парусинка».

Этим ласковым именем названа бывшая рабочая слобода при мануфактурах Александра фон Штиглица, одна из которых выпускала парусину для российского флота. Когда-то на этих крупных преуспевающих предприятиях было занято более 2000 человек. Для них и были построены многоэтажные дома ближе к набережной реки Наровы – для расселения рабочих, а более компактные двухэтажные выше по берегу –для инженерных специалистов. Сейчас на всех зданиях лежит печать запустения. Здания обветшали, частично стоят заброшенными, без окон. Вот в этом красивом доме сначала располагался бывший газгольдер суконной мануфактуры, а после — рабочая столовая (по двум другим версиям клуб и ресторан).

Справа от него видно начало улицы Текстильщиков, по которой мы прогулялись немного.

Когда в 1991 Эстония отделилась от России, государственная граница разделила Парусинку надвое,. Значительная часть промышленных корпусов оказалась в Нарве, а большая часть жилых кварталов — в Ивангороде. Есть здесь пешеходный мостик через реку, по которому налегке можно прогуляться в Европу.

Александр Штиглиц, которому Парусинка обязана своим появлением, был не только промышленником, но и финансистом, чей талант был высоко оценен: император Александр III лично просил его занять место управляющего Государственным банком России. В его усадьбе как-то довелось гостить срезу двум главам государств: российскому императору и немецкому кайзеру.

Дом Штиглицев не уцелел, но сохранилась церковь во имя Живоначальной Святой Троицы — настоящий архитектурный шедевр своего времени.

В крипте церкви расположена семейная усыпальница Штиглицев, надгробия в которой тщательно восстановлены. Эта церковь стала последней точкой нашего маршрута, она стоит в 50 метрах от эстонской границы, на берегу водохранилища. Судя по немногим сохранившимся богато украшенным в стиле сталинского ампира фонарным столбам, когда-то здесь был модный променад.

Далее наш путь лежал обратно, в Петербург.

Рекомендованные туры компании "Серебряное Кольцо":
Экскурсия "От Копорья до Ивангорода. Замки и творцы" (1 день)
Тур в расписании на даты: 13.12
Карта:
19:53
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"