Порхов. И от крепости суровой стены древние остались...

Группа по интересам: Петербург и его окрестности

По словам Николая Михайловича Карамзина в Смутное время у русского народа «действовала любовь к чудесному и любовь к мятежам». Сплетясь в крепкий узел, эти две любви привели к тому, что «чернь московская была готова менять царей еженедельно, в надежде доискаться лучшего» ©.

В Москве не так давно был убит Лжедмитрий (монах-расстрига Григорий Отрепьев), но в душах уже окрепла вера, что настоящий-де царь жив, скрывается в укромном месте у верных людей, поджидая удобного момента, чтобы снова взять власть. И, хотя весь город был свидетелем того, как Лжедмитрия сначала застрелили, потом рубили и кололи его тело мечами, наконец изуродованный труп потащили веревками из Кремля, выволокли на Красную площадь, где три дня толпа издевалась над ним, однако… «чему бы жизнь нас не учила, но сердце верит в чудеса».

Поползли слухи о волшебном воскрешении царя Дмитрия, коими не преминула воспользоваться Речь Посполитая, моментально материализовав на исторической сцене Лжедмитрия за №2.

Самозванец сначала назвался Андреем Нагим, родственником убитого цесаревича Дмитрия, но, что называется, по ходу пьесы «переобулся в воздухе» и превратился в собственно Дмитрия, младшего сына Ивана Грозного, официально погибшего в возрасте восьми лет в Угличе и канонизированного с единственной целью — пресечь слухи о его спасении.

К чему это я углубилась в дебри истории? К тому, что в связи с событиями Смутного времени упоминается и поход воеводы Михаила Васильевича Скопина-Шуйского в Порхов, в котором я побывала в рамках тура «Дворянские усадьбы Порховского уезда» под «предводительством» славного гида-экскурсовода Романа Петрова.

Итак, на дворе 1608 год, и в свете софитов на арене Тушинский вор. Прозвище, которое прочно закрепилось за Лжедмитрием II, требует небольшого пояснения. Готовясь к штурму Москвы, рать мятежника (в состав его войска входили 7000 польских воинов, 10 000 казаков и несколько десятков тысяч всякого сброда) располагалась лагерем в местечке Тушино, ну а словом «вор» на Руси в те времена именовали не только карманников, форточников и прочую промышляющую публику, а изменников и злодеев всех мастей (из повествования Романа Петрова в автобусе по пути в Порхов).

В самом начале весны 1609 года Василий Шуйский заключил союзный договор с заклятыми друзьями Руси-шведами. По условиям этого Выборгского договора небезызвестный уже нам Карл IX обязан был прислать для борьбы с Лжедмитрием II две тысячи конницы и три тысячи пехоты. За это Шуйский пообещал шведам крепость Корелу.

Все это время в Порхове велась нешуточная борьба между тушинцами и сторонниками Шуйского, и Порховская крепость оказалась серьезным препятствием для военных отрядов Лжедмитрия II.

Изначально, похоже, Порхов встал под знамена Тушинского вора (Лжедмитрий привлекал на свою сторону народ обещаниями взамен щедрой награды – земли бояр-изменников, он позволил даже насильно брать себе в жены боярских дочерей), но Скопин-Шуйский отправил свои отряды в крепость на Шелони не дожидаясь прибытия основных сил шведов в Новгород, и об итогах этого похода писал в записке к командиру наемников из Западной Европы Якову Делагарди: «Да из Новгорода посылал боярин князь Михайло Васильевич посылку под город под Порхов, и как головы в Порхов пришли, город Порхов со всем уездом добил челом».

Тушинцы предприняли попытку возврата власти, но гарнизон крепости геройски отбил все атаки врага. Порховцы продержались до прибытия шведско-новгородских войск.

«В Порхове сидел в осаде, стесненный воровской шайкою воевода князь Иван Мещерский». По приказу Скопина на помощь ему отправили «Лазаря Осинина с отрядом дворян и детей боярских Новгородской земли, и псковских беглецов того же звания да Тимофея Шарова с казаками. 8 мая (1609 г.-комментарий мой) они разогнали шайку, осаждавшую Порхов, освободили Мещерского и, вместе с ним и сидевшими в осаде ратными людьми, двинулись на Псков» ©.

С прибытием в качестве подкрепления направленного Делагарди отряда из 350 всадников под командованием некоего Зонне тушинцы были наголову разгромлены.

Руководитель обороны Порховской крепости от тушинцев Федор Воронов, помогавшие ему Иван и Гаврила Шаблыкины и другие, получили прибавку к поместному и денежному окладам, а эпизод обороны получил в документах того времени название Порховского осадного сидения.

Подобных эпизодов в истории крепости до и в период Смуты было еще немало, после чего крепость постепенно утратила свое военное значение. С тех пор она ни разу больше не подвергалась осаде и начала понемногу приходить в запустение.

В 1766 году крепость собрались было совсем даже разобрать, но на счастье ограничились лишь рисковавшими обрушиться элементами. Поэтому значительная часть оборонительных сооружений Порховской крепости хорошо сохранилась, и живет память о ее героических защитниках во все времена.

Рекомендованные туры компании "Серебряное Кольцо":
15:15
20:36
+1
Лена. а почему ты выбрала для рассказа о крепости именно период Смуты?
23:05
Мне давно хочется разобраться со всеми этими Шуйскими, Годуновыми и разными Лжедмитриями. Помнишь, мы были в Угличе на НГ каникулы, и я тебе рассказывала, что цесаревич Дмитрий-ребенок, который признан святым (канонизирован)? Так вот эти все Лжедмитрии себя как раз за него выдавали. Ещё и Лжедмитрий №3 был, но я до него ещё не добралась.
23:22
+1
ух какая древность у укреплений! 1387 год!
Давно хочу в Псковскую область. К русской настоящей старине прикоснуться.
Спасибо за интересную страницу истории. Точно надо ехать: )
08:46
Ира, вообще первая крепость в Порхове появилась ещё в 1239 году. .
Порхов очень интересный город, ехать обязательно. Повтор тура, по-моему, в сентябре. А еще Порховский уезд-это россыпь дворянских усадеб. И многое еще сохранно.
13:32

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"