Посещение выставки «Царское Село. 1917. Накануне...»

В минувшем сезоне СРЕДЫ Петербурга с огромным интересом слушала лекцию Дмитрия Бохонского о заточении царской семьи в Александровском дворце и «тройной залп» Павла Котляра о судьбе пригородных императорских резиденций после революции. Раньше, кстати, для меня история страны заканчивалась в 1917 году, но любимый Пал Палыч сумел пробудить интерес к XX веку, в частности к двадцатым годам, когда дворцы в нетронутом виде распахнули свои двери перед исследователями...

К чему это вступление? К тому, что когда узнала об открытии выставки «Царское Село. 1917. Накануне…»,наглядно иллюстрирующей эти две темы, то при первой же возможности рванула в Царское.

Обычно не суюсь в Екатерининский парк во время туристического сезона. Лишний раз убедилась, что правильно делаю: на дорожках не протолкнуться, а во дворец тянется многочасовая очередь… Люблю несезон, когда пустынно и бесплатно, а особенно Царскосельскую конференцию, когда дворец вообще закрыт для посетителей, а для тебя проводят экскурсии и читают интереснейший доклады. В этом году, кстати, конференция состоится 27–29 ноября и будет посвящена модерну в России. Не пропустите!

Прошагала мимо Екатерининского дворца к Камероновой галерее, купила за 200 рублей билет и в гордом одиночестве наслаждалась небольшой, но весьма интересной экспозицией.

Прежде всего поразили яркие краски мундиров Николая II. Из-за фотографий и кинохроники нам дореволюционный мир кажется черно-белым, а на самом деле он очень красочный. Поразительная сохранность!

Слева бальная форма полковника Королевского прусского Лейб-гвардии 2-го драгунского Императрицы Всероссийской Александры Федоровны полка.  Справа мундир и каска полковника Лейб-гвардии кирасирского Ей Величества Государыни императрицы Марии федоровны полка. Принадлежали Николаю II.Слева бальная форма полковника Королевского прусского Лейб-гвардии 2-го драгунского Императрицы Всероссийской Александры Федоровны полка. Справа мундир и каска полковника Лейб-гвардии кирасирского Ее Величества Государыни императрицы Марии Федоровны полка. Принадлежали Николаю II.

Парадная форма полковника Собственного Его Императорского Величества Конвоя. Принадлежала Николаю IIПарадная форма полковника Собственного Его Императорского Величества Конвоя. Принадлежала Николаю II

Мундиры Николая II и цесаревича АлексеяМундиры Николая II и цесаревича Алексея

Какой пышный и роскошный был двор:

Платье фрейлиныПлатье фрейлины

Парадный мундир камергераПарадный мундир камергера

Кокошник, подаренный великой княжне Ольге Николаевне в 1913 году:

Кокошник, подаренный великой княжне Ольге Николаевне в 1913 году

Смотрительницы, видя мой неподдельный интерес, с удовольствием делились информацией. Вот, например, подлинные стулья из запасников, на которых императорская семья смотрела фильмы (о, сколько упоминаний об этом в мемуарной литературе). Все они в отличном состоянии, кроме стула наследника, который лишился сидения. И выставлен именно в таком виде (впереди справа).

подлинные стулья, на которых императорская семья смотрела фильмы

Особенно ценно, что они обращали внимание на то, чтобы я сама точно бы не заметила. Например, на предметы убранства из утраченной Азиатской комнаты.

«В ноябре 1851 года «Государь Наследник Цесаревич предполагает малиновую комнату на половине его Императорского Высочества в Царскосельском Большом дворце устроить в восточном вкусе. [...] Его Высочество повелеть соизволил, чтобы [...] сии работы окончить в течение зимы, дабы к переезду будущею весною в Царское Село вся предполагаемая переделка могла быть окончена. [...] Устройство сей комнаты в Восточном вкусе поручено художнику Мейеру из Мюнхена».

Комната была богато декорирована. Отделка зала привлекала яркостью и экзотичностью решения, для украшения интерьера были даже введены подлинные арабские надписи, исполненные ученым, работавшим в Петербургском университете, шейхом Муххамедом Айядом Тантави, который выступил консультантом художника.

По сути, была это восточная курительная комната, типичная для многих дворцов и усадеб того времени, исполненная в мавританском стиле, но самая роскошная и торжественная. Вещи, ее наполнявшие, являлись не просто предметами обстановки, они создавали выразительный архитектурный образ интерьера.

В соответствии с замыслом Мейера и его ученого помощника стены комнаты были затянутые малиновым шелком и украшены подлинными турецкими вышивками и персидскими коврами, поверх которых разместилась коллекция восточного оружия.

Потолок комнаты был богато украшен полихромией росписью, напоминавшей восточный ковер со строгими членениями геометрического рисунка.

Пол закрывали «бухарские» ковры, один из которых, согласно документам Придворной конторы великого князя Александра Николаевича, был приобретен у франкфуртского купца Илсзу.

Своеобразие придавали ей не только мягкие диваны с многочисленными подушками и накидками, ковры, светильники с цветными стеклами, но и действующий мраморный фонтан в центре [http://tsarselo.ru/yenciklopedija-carskogo-sela/adresa/ekaterininskii-dvorec-aziatskaja-komnata-zubovskii-fligel.html].

Убранство этого интерьера сохранялось без изменений вплоть до начала XX века и было зафиксировано на автохромах А.Зееста в августе 1917 года.

Азиатская комната. Автохром А.Зееста 1917 года

Отделка комнаты погибла во время Великой Отечественной войны, но часть предметов хранится в фондах Музея-заповедника „Царское Село“. Декоративная тарелка и сосуд, которые прекрасно видны на автохроме, представлены на выставке.

Декоративная тарелка из Азиатской комнаты

Сосуд из Азиатской комнаты

С весны 1917 года в императорских дворцах Царского Села работала Художественно-историческая комиссия, организованная для инвентаризации национализированного имущества и создания музея в бывшей резиденции. Комиссию в Царском Селе возглавил архитектор Георгий Лукомский. Главная задача комиссии – составление новых описей (на основе подобных документов 1860-х и 1910-х годов), которые по сути стали первыми музейными инвентарными книгами и каталогами.

Очень понравилось оформление: к экспонатам приложены инвентарные карточки той поры и представлены архивные документы.

Экспонат выставки

Заключительный раздел посвящен эвакуации музейных ценностей в Москву осенью 1917 года. В связи с наступлением германских войск на Петроград по приказу Временного правительства наиболее значимые предметы из царскосельского собрания в сентябре-октябре 1917 года были отправлены в Московский Кремль, где хранились в течение пяти лет. В зале слышен звук молотков, которыми сколачивают ящики для транспортировки. И часть экспонатов находится в таких вот стилизованных ящиках.

Экспонат выставки

Экспонат выставки

И напоследок шкаф. Сначала и не поймешь: это полноценный участник выставки или его просто не успели убрать)) Очень, кстати, яркий образ:

Экспонат выставки

В общем, моя душенька довольна)) Приятно, что основу экспозиции составляют не экраны (хотя и они есть), а подлинные вещи (сколько же их еще в запасниках!). Что придумано интересное оформление, и что вообще эта тема начинает более широко освещаться…

Карта:
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"