Леонтьевский мыс

Группа по интересам: Петербург и его окрестности

Если вы услышите — Леонтьевский мыс. Что это? Какие вызывает ассоциации?

Кто-то вспомнит район Петербурга — где-то там ближе к Крестовскому острову.

Кто-то рекламу – элитного жилищного комплекса и громкие обсуждения в прессе по поводу этого долгостроя.

Более продвинутый, знаток истории города, наверное, сможет упомянуть роман Всеволода Крестовского «Петербургские трущобы», где дается красочное описание этой местности — Колтовской слободы – «идиллическое место».

В 18 веке это была запущенная окраина города, где ходили волки и, возможно, выли на луну. Может, и медведи бродили. Там же селились приезжие, точнее, согнанные, насильно привезенные, строители – татары, калмыки. С 1711 года здесь размещается сформированный Гарнизонный полк для охраны зелейных (пороховых) заводов.По фамилии-имени командира — Петра Колтовского — скоро и полк, и местность стали называть слободой Колтовского полка.

Сегодня память об этой западной части Петербургской стороны хранят названия улиц – Средняя Колтовская, Большая Колтовская (ныне Пионерская) и Колтовская набережная, ставшая Лазаревской (в честь адмирала Лазарева), Корпусная и Большая Зеленина.

И буквально сразу же в 18 веке здесь строится походный храм Спаса Преображения. Иначе и нельзя было, люди вокруг религиозные. Затем его, правда, разбирают и отвозят в Кронштадт. Возводят второй тоже деревянный, который прослужил верой и правдой почти 100 лет.

Но слобода стала уже настолько населенной, что потребовалась новая церковь, побольше и попросторней. Поэтому по проекту архитектора Андрея Тимофеевича Жуковского в 1862 году заложили новый каменный храм. Строили быстро. Когда здание было уже почти готово, случилось несчастье. Неожиданно обрушился купол. Окончание строительства было поручено другому архитектору. Думаю, что старожилы не зря шептались о недобром предзнаменовании и о плохом знаке. Постройка простояла недолго – около 60 лет (небольшой срок для храма). 20-й век внес свои коррективы, снеся и сметая все и всех. Совпадение или случайность, но на фундаменте храма возвели общеобразовательную школу по типовому проекту в стиле сталинского неоклассицизма.

Известно, что во времена правления императрицы Анны Иоанновны Тайная канцелярия из Петропавловской крепости переселилась на Петровский остров за речку Ждановку (Когда-то Первая Безымянная, потом Никольская и только затем привычная нам Ждановка). Ну, и, разумеется, жертвы Тайной канцелярии хоронились безымянно на кладбище возле Спасо-Колтовской церкви.

А уже в конце 18 века промышленник из Англии основывает в Колтовской слободе ситцевую фабрику на 20 станков. Неоднократно меняя владельцев, это заведение в конце 19 века переходит в руки купца третьей гильдии – Василия Яковлевича Леонтьева.

Вот тут собственно я почти подобралась к сути вопроса – о названии Леонтьевский мыс.

Конечно, мыс был и в 18 веке. Но имени собственного не имел. Был частью слободы. Расширение ситцевой фабрики, ее постоянная модернизация приводит к тому, что уже скоро здесь работают около 500 рабочих, производство становится заметным. И вот тогда мыс и приобретает название.

Василий Яковлевич был не только рачительным хозяином, известным благотворителем, старостой Спасо-Котловского храма, старообрядцем, отцом 14 детей, но и, возможно, архитектором собственного дома. Этот двухэтажный особняк сохранился в перестроенном виде и поныне. Стоит сиротливо на углу Новоладожской (бывшей Церковной) и Ждановской улиц. Рядом кипит стройка моста через Ждановку, не прекращается ни днем, ни ночью. К Чемпионату мира по футболу нужно успеть. Мчатся машины, забрызгивая грязью узкий тротуарчик перед домом.

И сложно рассмотреть на стене табличку с указанием на то, что в этом доме когда-то жил внук купца Василия Яковлевича – Василий Васильевич Леонтьев-младший, ставший Нобелевским лауреатом по экономике в 1973 году.

Жизнь Василия Васильевича достойна отдельного рассказа. Упомяну только, что после перестройки он приезжал в Россию, пытался подсказать пути экономического развития лидерам страны, но не был услышан. Сейчас в Петербурге активно действует основанный им Леонтьевский центр. А в доме детства разместилось патолого-анатомическое бюро. Тоже хорошо.

А в 1891 году в конце улицы Большой Спасской (ныне улица Красного Курсанта) появился первый в России завод керосиновых двигателей. Его владельцем был легендарный человек – Евгений Александрович Яковлев – создатель отечественного двигателя внутреннего сгорания, конструктор первого русского серийного автомобиля, испытания которого состоялись в мае 1896 года в Петербурге, о чем с восторгом писали столичные газеты, ведь скорость движения была целых 21 км/ч. После смерти Яковлева компаньоны перепрофилировали завод. А в 1907 году его купил финн Гольстрем и переименовал в «Вулкан».Производство неуклонно расширялось и росло. И в 1914 году гражданским инженером Герасимовым на Леонтьевском мысу для завода возводятся корпуса из красного кирпича и водонапорная башня. На военных заказах Первой мировой в цехах трудятся в несколько смен пять тысяч человек. После национализации предприятие «Вулкан» выпускает рессоры, двигатели, ткацкие автоматы. Литейные цеха не останавливаются и в блокадное время. А уже после Второй мировой войны завод стал снабжать все хлопковые комбинаты страны своими хлопкочесальными машинами, а кругловязальные отправлять в Прибалтийские регионы.

Наверное, если бы руководство страны внимательно и вдумчиво прислушивалось к экономисту Василию Леонтьеву, то завод «Вулкан» не погас бы в годы перестройки. Но, к сожалению, у истории нет сослагательного наклонения. Территорию купила фирма ЛЭК и начала строить дорогое элитное жилье. Водонапорная башня хоть и под охраной ГИОПа, но простоит ли долго?

Да и особняк купца Леонтьева признан не уникальным, поэтому для расширения улицы Новоладожской и удобного подъезда к мосту им, мне кажется, легко пожертвуют.

16:56
Нет комментариев. Ваш будет первым!