Кюменгород: люди и судьбы

Группа по интересам: Финляндия и Скандинавия

Интересы участников нашей экскурсионной группы в поездке «Суворовские крепости в Финляндии» четко разделились по гендерному признаку. «Мальчики» интересовались нюансами фортификации, в оживленном обсуждении звучали красивые и технически сложные слова и выражения: «бастионно-капонирная система», «форпост», «куртины». Представители сильной половины внимательно рассматривали все вышеупомянутое, весьма недурно в некоторых крепостях сохранившееся.

«ДевочкОвая» часть с упоением слушала про персоналий. Я однозначно отношусь ко второй (и более многочисленной на данной экскурсии) общности по интересам. Поэтому рассказать хочу про людей, так или иначе связанных с историей крепости Кюменлинна (Кюменгород), что неподалеку от славного и глубоко мне симпатичного города-парка Котка.

Александр Васильевич Суворов.

Собственно, «виновник торжества», т.е. нашей поездки.

Лично я (и, как выяснилось, не только я) всегда знала «как суворовские места» Турцию, Италию, Швейцарию, но никак не Финляндию. А финны, оказывается, вообще искренне считают Суворова своим. Так, финский историк Кауко Рекола исследовал родословную полководца и пришел к выводу, что, хотя Суворов и не родился в стране Суоми (а есть и такие идеологи, и так даже написано в авторитетной финской энциклопедии начала прошлого века), но есть все основания считать, что он имел финские корни.

Знаете что, уважаемые братья-финны? Суворова мы вам не отдадим.

Ну а то, что он знал финский язык--против этого не попрешь, это факт достоверный. Сам он писал: «Что до моих наук, то они состоят в…языках: немецком, французском, итальянском, польском, турецком…и финском». Что, вполне вероятно, и стало одной из весомых причин его командировок в Финляндию, сначала с целью рекогносцировки (проще говоря, осмотра) русско-шведской границы, инспекции состояния пограничных фортификаций, а потом и с целью создания системы крепостей для защиты столицы от шведов.

«…полагаемые Вами укрепления построить под ведением вашим», -предписала ему Екатерина. Вряд ли Суворов этому обрадовался (на юге близилась к концу война с Турцией), но занятие это для себя не отверг: «Играть хоть в бабки, коли в кегли нельзя». На реализацию плана оборонительных работ у него ушло полтора года. «Слетя с Олимпа, странствую я по каменной степи, обросшей лесом», -писал он Платону Зубову.

Вот они каменные степи, обросшие лесом, в крепости Кюменлинна:

Кюменлинна (Кюменгород) стала его любимым детищем: «Всего мне милее Камнегород, красавица, могущая пленять с гульбою по цветам чрез Гельсинфорс и—Абов; всякий имеет свою страсть». Возведение укреплений началось в 1791 году, в северной части острова Ховинсаари, на невысоком холме.

План крепости Кюменлинна:

Однако, сразу после того, как Суворов покинул Финляндию, Кюменлинну начали критиковать. Крепость сочли слабо укрепленной, слишком маленькой, а оборонительные укрепления устаревшими. В 1803 году после поездки Александра I по Финляндии и знакомства с местной линией укреплений было решено вместо суворовской крепости построить бOльшую и современную крепость. В этом же году, под руководством и по проекту Яна Петера ван Сухтелена на месте снесённой старой крепости начались работы по строительству новых укреплений, которые в шесть раз превышали форпост Суворова. От суворовской крепости ничего не осталось, кроме места, где она располагалась и огромного камня, обозначенного на старом плане крепости (см.фото выше).

Кюменлинна оставалась гарнизонной крепостью российской армии вплоть до обретения Финляндией независимости в 1917 году. В 2005-м унаследовавшие ее военные перебрались в город Хамина.


Поэт Евгений Баратынский.

Как говорится, ничего не предвещало…

«Маменьке. 1824, сентябрь, Роченсальм.

Мы собираемся покинуть Роченсальм (морская крепость-соседка Кюменлинны), любезная маменька. Закревский (генерал-губернатор Финляндии-комментарий мой), исполняя просьбу полковника, позволил ему занять просторный и прекрасный дом в Кюмени, дом принадлежит казне. Это всего в семи верстах от прежних наших квартир. Полковник берет меня с собою в помощь жизни. Достойно примечания, что я займу в этом доме именно те две комнатки, которые занимал когда-то Суворов — когда строил Кюменскую крепость. <…> — У нас прекрасная осень. Кажется, она вознаграждает нас за нынешнее плохое лето. Я люблю осень…».

Cудьба сулила Баратынскому, как будущему выпускнику Пажеского Его Императорского Величества корпуса, верную карьеру при дворе. И вдруг…сын камергера Приклонского передал Баратынскому и еще одному своему приятелю ключ, подобранный к отцовскому бюро, откуда мальчики вынули черепаховую табакерку и 500 рублей. Деньги сорванцы быстро прокатали на извозчике и проели на пирожках и пирожных. Дело неизбежно вскрылось. За «негодное поведение» Баратынский был изгнан из корпуса со строжайшим запрещением поступать на любую службу, кроме военной, да и то рядовым. Будущему поэту тогда было пятнадцать лет.

В 1818 году Баратынский вынужден был вынужден поступить рядовым в лейб-гвардии Егерский полк. В январе 1820 года Баратынский был произведён в унтер-офицеры и переведён из гвардии в Нейшлотский пехотный полк, стоявший в Финляндии в укреплении Кюмени и окрестностях. Полком командовал подполковник Георгий Алексеевич Лутковский — родственник Баратынского (его он упоминает в письме маменьке).

Сторожевой дом возле ворот в крепость.

Казармы для офицерского состава.

В Финляндии Баратынский окончательно ощутил себя поэтом, воспевая суровую красоту северного края:

«В свои расселины вы приняли певца,

Граниты финские, граниты вековые,

Земли ледяного венца

Богатыри сторожевые.

Как всё вокруг меня пленяет чудно взор!

Там необъятными водами

Слилося море с небесами;

Тут с каменной горы к нему дремучий бор

Сошел тяжелыми стопами,

Сошел — и смотрится в зерцале гладких вод!»

Друзья продолжали хлопотать о судьбе Баратынского, используя все связи и возможности. В 1824 г. генерал Закревский по просьбе Дениса Давыдова («Сделай милость, постарайся за Боратынского, разжалованного в солдаты; он у тебя в корпусе. Гнет этот он несет около восьми лет или более, неужели не умилосердятся? Сделай милость, друг любезный, этот молодой человек с большим дарованием и верно будет полезен; я приму старание твое, а еще более – успех в этом деле за собственное мне благодеяние») перевел поэта в свой штаб в Гельсинфорсе. Весной 1825 г. Баратынский наконец получил офицерский чин, который позволил ему выйти в отставку.

Его стихи «финского» периода быстро стали известны всей читающей России и закрепили за ним репутацию «певца Финляндии».

Беженцы из СССР.

С 1922 по 1939 г. в крепости размещался лагерь для беженцев. Первыми из них были участники Кронштадского мятежа.

«После подавления войсками восстания в Кронштадте в марте 1921 года, около восьми тысяч восставших моряков, офицеры флота и члены их семей, опасавшиеся расправы, приняли решение уйти из Кронштадта в Финляндию, граница с которой проходила в непосредственной близости от северных фортов Кронштадта.

По тающему мартовскому льду Финского залива они переправились на северный берег залива, в Териоки, а затем были направлены финскими властями в лагеря для «перемещенных лиц».

Барак, в подобные расселяли беженцев.

«Жизнь в Финляндии, где они оказались, была трудной и для многих из них долгое время неустроенной. Часть кронштадтцев во время пребывания в лагерях перемещенных лиц или вскоре после этого умерла. Часть, — а многие кронштадтские моряки были по происхождению крестьянами из центральных и южных губерний России и с Украины, — попыталась вернуться в родные края, и по собственному желанию через пропускные пункты на границе с Советской Россией они были возвращены на Родину. Дальнейшая их судьба неизвестна.

Кто-то уехал в другие страны Западной Европы в поисках лучшей жизни. Часть — около 6500 человек, остались жить в Финляндии, обзавелись здесь семьями, вырастили и воспитали детей и внуков.

В Вильманстрандской крепости (ее мы тоже посетили в рамках этой поездки-комментарий мой), в самой старой православной церкви Финляндии — Покровской, ежегодно в мартовские дни памяти кронштадтского восстания совершаются панихиды по кронштадтцам — погибшим во время восстания и умершим в изгнании в Финляндии.

Покровская церковь:

Рядом с Покровской церковью, в «доме майорши» — старинной постройке в стенах крепости, в уютном старинном зале собираются потомки кронштадтцев, чтобы вспомнить своих близких, пообщаться, а после навестить родные могилы».

«Дом майорши»:

Источник: «Кронштадский вестник» от 12.05.2012 г.

В крепости также размещался лагерь для ингерманландских финнов. Причем, как рассказала нам наш гид Галина, живущая в Финляндии уже больше 20 лет, здесь селили только женщин, детей и стариков. Мужчин отправляли на тяжелые работы, в основном на лесосплав. Детям было организовано обучение финскому языку.

После проверки на благонадежность, которую должны были пройти все беженцы, их расселили, причем таким образом, чтобы между ними не было контакта.

Беженцы из Северной Ингерманландии в лагере в крепости Кюменлинна (фото из интернета):

Владимир Ильич Ленин.

История, связанная с именем лидера большевистской революции, современная и носит комический характер. В одном из двух восстановленных капониров, предназначенных для ведения ближнего боя, в настоящее время действует летний театр.

Галина рассказала, что театр этот народный, увлеченные актеры сами делают костюмы, декорации и даже пишут пьесы. Одним из спектаклей, который был поставлен на летней сцене был «Ленин во льдах». Фантазия на тему бежавшего от преследований царской охранки в Финляндию идеолога социализма вызывала у знающих зрителей только саркастический смех.

На этой позитивной ноте позвольте откланяться.

Мы покинули крепость Кюменлинна с намерением продолжить нашу экскурсию уже в Хамине. О чем я тоже обязательно позже расскажу.

Наш тур: www.silver-ring.ru/ru/trip/eu/fin/suvorovskie-kreposti-1den/

13:45
21:51
+2
Бастионы и куртины я люблю изучать. Но такой женский взгляд (через людские судьбы) на фортификационные сооружения мне очень понравился. Лена, спасибо.
22:01
+1
Ира, благодарю. А мне больше нравится «людская» часть, чем техническая. В этой экскурсии разумный баланс и того и другого-на любой вкус. Чем мне и нравятся поездки с «Серебряным кольцом».
23:10
+2
Мой самый предпочтительный вариант — история городов, мест, объектов и т. п. через призму людских судеб. Люблю историю с «человеческим лицом».
10:22
+2
Интересно, выходит с «проверками на благонадёжность» и использованием дармовой рабочей силы на лесоповалах в Финляндии 20-х годов было всё в порядке. Не хуже (ну или не лучше — кому как угодно), чем в СССР ))

А Кюминлинна — это, точнее, «Кюминкрепость», а не «Кюмингород». Город по-фински (на диалекте суоми) — kaupunki. В этом отличие от эстонского языка, а также от диалекта инкери, где «город» и «крепость» почти совпадают.
11:32
+2
Так в русском изначально город-это крепость.
11:49
+2
Изначально — да, но ныне трансформировалось, как и в эстонском. А в финском-суоми образовалось совершенно новое слово, и ныне нельзя перевести, например, «Суоменлинна» как «Финский Град»
11:52
+2
Так это изначально русское название, историческое. Это финны его переводили
12:28
+1
Так, с поддержкой Юрия мне не страшно ok
12:42
+2
Нет, неизначальное. называлось это место Кюменьгард
11:39
+1
Александр, спасибо. Ваши комментарии всегда очень интересно читать, они сами-повод для размышлений и поиска дополнительной информации. По поводу «не хуже»-учитывая основательность и неспешность финнов, проверка на благонадежность занимала очень приличное время. Суоми не спешила принять в свои объятия новых граждан. А дармовую силу использовать горазды в любом государстве, как мне думается.
12:30
+1
И еще мне очень приятно, что меня читают наши мужчины. Мне кажется, все-таки я пишу такие «девочковые» посты, но, оказывается, и представители сильной половины в них находят интересные подробности. bravo
14:41
+2
Лена, вы так романтично описывали красоты и культурные ценности, а тут так неожиданно казармы, окопы, беженцы, трудности… Нет, у меня даже голова разболелась.
Нет, нет, нет, отказываюсь смотреть в эту сторону. История конечно… но грустная
15:16
+1
Елена, из песни слов, как известно, не выкинешь. Что выросло, то выросло.
03:15
Очень познавательно! Узнала много интересного. Спасибо, Леночка!