Немецкие истории Васильевского острова

Группа по интересам: Петербург и его окрестности

Моя бабушка была из российских немцев, родилась и выросла в немецком районе Поволжья. В годы репрессий вся ее семья была перевезена в сибирский город Барнаул, где и родился мой папа. Там же родилась и я. По программе воссоединения семей бабушка уехала в немецкий город Кассель, и достойно прожила там последние 15 лет своей жизни. При виде этой фотографии я вспомнила, насколько бабушка была аккуратна в одежде, и в какой идеальной чистоте содержала квартиру.

Увы, я недостаточно интересуюсь немецкой культурой и не знаю немецкого языка, но использую любую возможность, чтобы этот пробел восполнить.

Поэтому я с удовольствием присоединилась к экскурсии Немцы Петербурга. Немецкие кварталы Васильевского острова от Ксении Верхозиной.

Изначально Васильевский остров считался самым немецким районом Петербурга. Здесь возникали и развивались первые немецкие поселения.

Немцы появились в Петербурге с первых дней основания города. Это были архитекторы, инженеры, корабельные мастера и другие специалисты, которых Петр I приглашал на работу. Великий русский реформатор задумал построить город европейского типа и хотел, чтобы он максимально отличался от традиционных, русских городов. Так город постепенно заполнялся представителями разных стран и селились они, в основном, на левом берегу Невы. Расселялись по национальному признаку, образуя слободы. Например, многочисленная Немецкая слобода была в районе Миллионной улицы, которая и называлась Большой Немецкой улицей.

Нужно отметить, что отношение к иностранцам в допетровской России было непростым. Во-первых, всех иностранцев называли «немцами», это означало, что человек говорит на непонятном языке. Во-вторых, после разговора с таким «немцем» нужно было идти в баню, смывать грехи и после долго молиться в церкви.

И конечно, поведение юного Петра I шокировало патриархальную московскую знать. Царь много времени проводил в Немецкой Слободе, и многие его учителя были немцами. После путешествия по Европе Петр I вернулся решительно настроенным на глобальные реформы в России. Так с петровских времен история России потекла по новому руслу: началось новое летоисчисление, появились новые обычаи, одежда и продукты.

Петр I начинает преобразования и в государственном устройстве России. Кроме Сената, Петр I создает Коллегии, прообраз современных Министерств. В связи с этим, мы не могли не остановиться около здания Двенадцати коллегий.

На фасаде здания хорошо видно, что оно состоит из 12 равных секторов. Когда-то это были обособленные строения с отдельными входами.

Почти все, организованные Петром I, коллегии назывались на немецкий манер, и за основу построение государственного управления он взял европейскую систему камерализма. В то время эта система была популярна в Европе и направлена на улучшение качества жизни всех подданных страны. Но новая система не прижилась в России, а только породила бюрократизм.

В середине XVIII века здание перестроили под нужды Санкт-Петербургского Императорского университета и оставили один, главный вход.

Но вернемся к петербургским немцах. До революции религия занимала важное место в жизни каждого человека, и немецкие жители Петербурга не были исключением. В Петербурге было 13 общин, 2 из которых на Васильевском острове. Мы остановились в районе общины Святой Екатерины и прогулялись около одноименной церкви. Лютеранская Церковь Святой Екатерины, или Катериненкирхе, была создана по проекту Фельтена. Он же создал Анненкирхе.

Считается, что история лютеранства началась в 1517 году, когда католический монах из Германии Мартин Лютер написал 950 тезисов против злоупотреблений церковной власти.

Религия быстро распространялась по Европе, и так как Мартин Лютер был немцем, большинство последователей были немецкой национальности. Монах посвятил свою жизнь переводу Библии с древнегреческого языка на немецкий разговорный. Большое внимание уделялось Евангелие, поэтому церковь еще называется евангелической. Было важно, чтобы каждый верующий самостоятельно прочитал Евангелие, поэтому прихожан с детства обучали грамоте. Большой процент грамотных был и среди российских немцев. По переписи населения конца XIX века процент грамотных среди немецкого населения составлял 96%, в то же время среди русского – 56 %.

Сейчас церковь работает, проходят службы.

Мы как раз пришли во время богослужения, я была весьма удивлена) Внутри лютеранского храма очень непривычное простое убранство, нет роскоши и позолоты, только алтарная часть украшена изображением распятья.

Пастор проводил богослужение также весьма необычно. Пастор в лютеранстве – это выборная должность, на которую община приглашает подходящего человека. По сути, это работа за которую человек получает зарплату.

То, что касается внешнего оформления церкви, то раньше она была зеленого цвета. Память об этом сохранилась на задворках здания, видимо не хватило средств на полную реставрацию.

Среди прихожан церкви был известный архитектор и художник Александр Павлович Брюллов, богатейший купец Генрих Шлиман. Он проживал в доме неподалеку.

Большинство знаменитых архитекторов, создавших архитектурны й облик Петербурга, были немцами. И мы не случайно заглянули в Сад Академии художеств, ведь здесь учился барон Петр Карлович Клодт. Знаменитый скульптор-анималист был прекрасным наездником, и объединил свою любовь к лошадям с художественным талантом. Пожалуй, самое известное его произведение украшает сегодня Аничков мост. Также он был автором памятника Николаю I на Исаакиевской площади. Миниатюрная копия этого произведения стоит на памятнике его автору.

В Академии художеств учился талантливый художник и архитектор Александр Павлович Брюллов. По происхождению он был французом, но его семья переехала в Германию, и теперь всех Брюлловых приписывают к немцам. Александр Павлович больше известен своими архитектурными работами, по его проектам были созданы: Петрикирхе на Невском проспекте, Михайловский театр, Пулковская обсерватория, здание Штаба Гвардейского корпуса на Дворцовой площади.

Как говорится, талантливый человек талантлив во всем. Брюллов искусно владел техникой акварельной живописи. Например, он написал портрет Натальи Гончаровой и многие другие работы.

В разные годы в стенах Академии учились знаменитые архитекторы и художники немецкого происхождения: Константин Андреевич Тон, Андрей Иванович Штакеншнейдер, Максимилиан Егорович Месмахер, Карл Шмидт и другие.

Сегодня в саду расположилось здание мозаичной мастерской, где изготавливают мозаику для станций метрополитена.

Также есть павильон батальной живописи, по запаху из которого сразу понятно, кто там живет.

Здесь же, в саду, его обитатели катают детей в свободное работы время.

Немцы сыграли большую роль не только в строительстве города и его окрестностей, но и в образовательной деятельности. В свое время была известна частная гимназия Эмилии Павловны Шаффе.


Она рано лишилась отца и с ранних лет начала давать частые уроки детям. Первое время она занималась с учениками у себя в квартире, потом арендовала помещение, но постепенно учеников стало так много, что стало необходимо строить школу. Школа была построена по проекту немецкого архитектора Карла Карловича Шмидта.

Школа Эмилии Павловны было только для девочек и она сама вела большинство уроков. Занятия по искусству проходили в Эрмитаже, по истории – на улицах города. Здесь, впервые в Петербурге, был открыт детский сад. Сейчас здесь также находится школа №21 Василеостровского района.

Другую, тоже известную школу в Петербурге, основал Карл Май. Это была частная, платная школа, но только для мальчиков. К сожалению, мы не смогли попасть в школу вовремя той экскурсии, история ее очень интересная.

Продолжая свое немецкое путешествие, мы остановились около церкви Святого Михаила. Она была построена полностью на пожертвования прихожан, которые собирали около 30 лет. Архитектор Карл Карлович Бульмеринг выстроил церковь в неоготическом стиле и сегодня ее шпиль — главная доминанта Васильевского острова.

В советское время церковь не работала, и в здании находились склады, и, некоторое время цех. В 90-е годы церковь вернули общине, и восстановление продолжается до сих пор. Внутри восстанавливают красивые витражи, будете на углу Второй линии и Среднего проспекта — обязательно загляните.

А кирпичик-то подлинный :)

А мы поехали дальше, рассматривая здания Васильевского острова из окна автобуса. Доехали до района Андреевского рынка. Напротив него, на пересечении 7-ой линии В.О. с Днепровским переулком, приобрел участок немецкий аптекарь Вильгельм Пель. И в 1850 году началась история знаменитой аптеки.

Вильгельм Пель, или Василий Васильевич Пель, был еще немецким подданным, а его дети уже русскими дворянами.

Сейчас это действующая аптека, и могла бы быть совершенно обычной, если бы не ее история, о которой нам рассказала местный экскурсовод.

Давайте пролистаем страницы истории назад, к первой половине XIX века. Как вы думаете из чего тогда готовили лекарства? Практически полностью из натуральных ингредиентов, причем органы животных и насекомые пользовались особой популярностью. Использовали заячьи лодыжки, рога оленя, жир диких животных, зубы и др. Выращивали больших черных тараканов, сушили, заливали спиртом и получалась настойка. Считалось, что она лечит эпилепсию, туберкулез и прочие заболевания.

Вильгельм Пель решил организовать новое производство лекарств. Он закупил в Германии аппараты Ленца, которые позволяли смешивать разные ингредиенты и готовить сложные лекарства. Наладив производство, аптека Пеля стала поставлять лекарства для Императорского двора. Но настоящую известность аптеке принес сын Вильгельма Пеля, Александр.

Он даже родился к тот год, когда аптека была выкуплена. Александр Васильевич с отличием окончил Императорскую хирургическую академию, будучи единственным студентом на курсе фармацевтов. После он написал 4 диссертации с разницей в год, стал магистром фармацеи, философии и химии, опубликовал около 150 научных работ. Он значительно расширил бизнес свое отца: при аптеке работала настоящая фабрика по производству лекарств. Здесь же было производство стеклотары и органотерапевтический институт с лабораториями, брали органы животных для приготовления лекарств. Кстати, склянка с притертой крышкой — изобретение Александра Пеля. И спустя 100 лет им с удовольствием пользуются фармацевты и косметологи.

Комплекс аптеки включал биологическую, физиологическую, бактериологическую и урологическую лаборатории, амбулаторию, научно-исследовательское отделение, редакцию, научную библиотеку.

Именно Александр Пель начал использовать ампулы для дозирования и хранения стерильных инъекционных растворов. Он первый начал производить таблетки и гранулы с дозированным содержанием лекарственных веществ, внедрил методы асептики и антисептики.

Ученый проводил в аптеке много опытов, и часто работал с ртутью. Возможно, именно это сильно сократило годы его жизни, он прожил всего 58 лет. Самое страшное, что ртуть долгое время входила в большинство лекарственных препаратов. Ее начали выводить только в середине XX века.

Многие экспонаты аптеки-музея еще помнят руки Александра Васильевича. Например, эти инструменты. Ими он пользовался, когда принимал больных как врач общей практики.

Это тетрадь, исписана его аккуратным почерком. Он был разносторонне образованным человеком, знал 12 языков.

В аптеке хранится небольшая коллекция весов.

Эти весы подарок семье Пелей от дома Романовых, на них взвешивали сыновей Александра Васильевича.

Весы были подарены за создание самого уникального препарата аптеки — спермина (Sperminum-Poehl), прототипа современной виагры. Изначально он готовился как эликсир от всех болезней, а его замечательный побочный эффект заметили уже позже. Для XIX века это был настоящий прорыв в фармацевтике, препарат получил «Гран при» на 8 Всемирных, международных и Всероссийских выставках. Препарат пытались производить в Германии, но перепутали формулу, и Александр Васильевич получил патент на поставки спермина за границу.

По официальной версии того времени спермин получали из семенной жидкости поросят и кашалотов, но это был только пиар-ход. Просто Александр Пель не мог признаться, что получал препарат из сушеных яичек мужских особей коз :)

Рядом с весами стоит поршневой насос для заполнения ампул. Этот мини-насос стоял на столе у Александра Васильевича и с помощью него он заполнял опытные образцы.

Этот самовар спасал сотрудников аптеки в годы блокады, в нем кипятили воду.

Работники аптеки совершили настоящий подвиг в блокаду – они обогревались небольшими спиртовками, но не взяли на растопку ни одной доски из интерьера. Благодаря этому сохранилась отделка XIX века — массив сосны, отделанный красным шпоном.

Здание аптеки сильно пострадало в пожаре 2005 года, и после него провели глобальную реставрацию.

В этом кресле сидел не только владелец аптеки, но и Дмитрий Иванович Менделеев, когда заходил в гости к другу. А сейчас его занимает Вильгельм :)

Казалось бы, это была образцово-показательная обычная аптека, но под покровом ночи, в подвалах началась мистика и чудеса. Туда мы тоже заглянули, но фотографий не будет, потому что нельзя. Нельзя нарушать таинственность…

Но если вам интересно их посетить, можно присоединиться к экскурсии или самостоятельно договориться об экскурсии непосредственно в аптеке.

Квартал, где находится аптека, считался местом алхимиков и чародеев. По легенде, здесь находилась лаборатория, где был получен философский камень, и башня грифонов, которые его охраняли. Было даже замечено, что у тех, кто поселялся около аптеки, судьба менялась в лучшую сторону, особенно в сторону финансового благополучия. В общем, здесь можно смело проводить экскурсию «Мифы и легенды Васильевского острова» )

Спускаемся в подвалы. Стены выложены клейменными кирпичами XIX века, и в одной из комнат, по старинным чертежам, воссоздана алхимическая лаборатория Александра Васильевича. Все экспонаты подлинные, они были бережно сохранены сотрудниками аптеки.

Во время войны подвалы использовали как бомбоубежища. Их атмосфера настолько хорошо сохранилась, что при звуках сирены нам показалось, что задрожали стены.

И, конечно, мы не могли не подойти к Башне Грифонов.

Это строение окутано легендами и домыслами, но нельзя утверждать, что ничего мистического там не происходило. По крайней мере, в лабораториях Днепровского переулка жили разные, порой диковинные, животные. И уже никто не узнает, какие опыты проводил ученый-фармацевт.


На этой загадочной ноте, мы покинули аптеку.

Наши немецкие истории на этом не закончились и мы отправились в совсем нерадостное место — Смоленское лютеранское кладбище. Я понимаю, что не все любят такие прогулки, и поэтому напишу о ней отдельно.

Фотографиями и словами я передала только небольшую часть этой интересной экскурсии. И если вам интересна история русских немцев, то рекомендую присоединиться к экскурсиям Ксении Верхозиной. Очень интересный экскурсовод и настоящий кладезь немецких историй!

Рекомендованные туры компании "Серебряное Кольцо":
14:53
17:55
+1
Виктория, большое спасибо за Ваш прекрасный отзыв! thumbsup
22:40
+1
Благодарю и вас за замечательную экскурсию ) Было бы интересно бывать и на других экскурсиях про немцев.