Чтоб жизнь была краше для жителей тех, писали на стенах узор для потех

Писать о событиях надо по горячим следам, я уже не раз об этом говорю.

Со временем информация забывается, эмоции не такие яркие, да и лень-матушка опять же.

Поэтому с рассказом о выставке «Цветы и голуби» в Новосибирском краеведческом музее я решила не тянуть. В пятницу побывала на открытии, сегодня напишу. Выходные в связи с началом дачного сезона теперь актированные дни.

Выставка посвящена домовой росписи Урала и Сибири, здесь можно увидеть работы современных мастеров росписи и предметы быта конца XIX-начала XX века.

Начинать лучше всего с начала.

«Таких прекрасных, светлых, обширных изб, с такой изящной внутренней отделкой, нигде в целой России нет. Бревна вытесаны и выструганы так гладко, пригнаны так хорошо, лес подобран так искусно, что в избе стены как бы сплошные, блестят и радужатся от перелива древесных струй». Так писал о жилищах сибиряков декабрист Ипполит Завалишин.

На фото: подпалатный угол, копия росписи XIX — начала XX века. Автор — Тарасевич Надежда.

Сибирские избы по своей внутренней отделке имели, конечно, свои особенности. Стены и другие части избы оставались чаще всего не крашенными: бревенчатыми или дощатыми. Но в конце XIX века распространяется обычай окрашивания внутренних частей избы краской разных цветов.

Что окрашивали? Лавки, полати (подобие нар для спанья, устраиваемых под потолком между печью и стеной), опечек (деревянное основание печи), кутные заборки — перегородки.Наиболее богатые красили кроме этого еще и пол с потолком.

Расписывали в Сибири масляной краской по штукатурке или дереву. Мотивами росписи были главным образом растения, цветы, иногда птицы. Помните название выставки? «Цветы и голуби». Теперь понятно, почему.

Роспись выполнялась в несколько цветов и иногда была очень яркой.

Кроме традиционных мотивов росписи встречались бытовые сценки.

А иногда даже исторические картины: сцены охоты и даже сюжеты из походов Ермака. Но на этой выставке таких эскпонатов я не видела.

Откуда пришла в Сибирь традиция домовой росписи?

Иногда принято считать, что росписи сюда завезли украинцы. В комментариях к посту об открытии выставки ВКОНТАКТЕ мне написали, что есть даже воспоминания какого-то украинца, который как раз ездил на заработки расписывать избы в Сибирь в начале XX века.

А Ольга Кухарцева написала (цитирую): «У меня папа с Винницкой области, так когда я в детстве ездила с ним к родственникам, то роспись у них один в один, роспись на дверях, у бабушки прялка была, ставни в хате, сундук, печи, всё покрыто росписью! Я уже не говорю про вышивки! У меня папа с 1926 года, так он в детстве очень хорошо рисовал и ходил по домам расписывал печи, зарабатывал, конечно, не деньги, а продукты давали, это было ещё до войны!».

На самом деле миграционные процессы в Сибирь были сложными: здесь и переселенцы с Русского Севера, с Украины, с Поволжья, Вятского края, а также из центральных областей. Они привезли с собой свои художественные традиции, так что в Сибири было намешано всего по принципу «с миру по нитке».

Но мы вдаваться в процессы переселения глубоко не станем, лучше будем внимательно рассматривать экспонаты выставки.

Первым делом расписывались входные двери. На них обычно изображали нарядный куст, а рядом людей и/или зверей — охранителей.

В случае с подлинными дверьми концаXIX-начала XX века — это львы с человеческими головами.

Интересное предположение, откуда в Сибири взялись такие львы, высказала Лена Никулина:

«То, что львы с человеческими лицами, не удивительно, с соседей срисовывали, львов живых не видели, может, этот домашние любимые очеловеченные котики».

Она же обратила внимание на цифры на двери:

«А вот меня очень заинтересовали цифры в «вазе»: 19011… Либо двойку рисовать не умели, вместо этого 1+1 — 1902, либо сучок посередине, либо я что-то не разглядела».

Мы бы, наверное, долго гадали по поводу этих цифр, но неожиданно (по крайней мере, для меня) получили такой ответ от Анны Зайцевой:

«…интересный вопрос вы задали. Старший научный сотрудник, в чьих фондах хранится эта дверь, выразила следующее предположение — это 1911 год, глубинка, люди малограмотные. Человек, скорее всего, написал дату так, как слышал «Одна тысяча девятьсот одиннадцать»».

Благодарю сотрудника краеведческого музея за такое внимание к чаяниям читателей.

Помимо расписных входных дверей есть на выставке и двери межкомнатные.

После дверей расписывали печь — символ жизни в доме. Ее украшали особенно тщательно, т.к. по поверьям, в подполе под печкой жил домовой, охранитель дома. Жизнь без домового не представлялась возможной.

На открытии выставки импровизированную печь на глазах изумленной публики расписывала мастер декоративно-прикладного искусства Надежда Тарасевич, автор многих работ, представленных здесь.

Мазок за мазком, и вот уже перед нами дивный узор, а сбоку мастерица оставила свой автограф.

Обратите внимание, что роспись ведется сразу начисто, без предварительных набросков, мастерица импровизирует по ходу нанесения рисунка.

В горницах стояли сундуки, в которых хранили праздничную одежду и фабричные ткани. Вряд ли можно было найти семью, не имевшую сундука. У каждой девушки, у каждой невестки в семье был свой сундук с ее собственным добром. Семейные разделы, свадьба, накопление имущества — во всех случаях требовалось купить новый сундук. Он составлял почти неотъемлемую часть приданого невесты. Числом сундуков измерялось богатство хозяев.

На Макарьевской ярмарке в Нижнем Новгороде в 1805 году сундучный ряд был с полверсты длиной.

Сундуки встречались как собственной ручной работы, так и купленные «на ярманке» знаменитые сундуки «со звоном», которые производились здесь же, в Западной Сибири.

«Со звоном» означало, что замок сундука, когда открывался ключом, издавал звук, похожий на громкий бой часов.

Был ли сундук, представленный на выставке «со звоном» или нет, утверждать не берусь, замка на нем уже не было.

А вот полюбоваться им можно было вдосталь.

Что еще расписывали?

Простенки, прялки, доски, дуги, коромысла, кошевки, сани, векошки (часть ткацкого станка), шкатулки, солонки, игрушки-лошадки, матрешки и другие деревянные изделия.

На нескольких — излюбленный сюжет художников — «древо жизни». Позднее он стал символизировать райское дерево.

«Розы» — это цветы райского сада.

Голубки — символ счастливой семейной жизни.

Вообще, изображение птицы в этом плане было особым. С глубокой древности птица — символ жизни, посредница между землей и небом, между облаками, которые дают дождь, и почвой.

Изображения совы или филина на дверях, ставнях выполняли охранную функцию. Если же сова и филин изображались в подпорожье, у ног кровати хозяев — тогда это пожелание блага супругам.

А Надежда изобразила совушку на печи. Как вы думаете, что она символизирует в этом случае?

В заключение хочу здесь привести замечательную фразу, сказанную одной из авторов работ, представленных на выставке: «За что я люблю старинную роспись? За то, что в ней все — символ. Возьмите любой цветок — это не василёк, не ромашка и не мак, это — символ красоты природы и самой жизни»

И еще одну, которой завершила свое выступление на открытии Надежда Тарасевич: «Каждый ребенок рождаясь сразу же попадает в культурную среду. И от того, какой будет эта среда, зависит, что произойдет с малышом — очеловечивание или расчеловечивание».

Баннер:
09:14
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"