Дом -музей "Поющего миллионера" А.И.Морозова

Подмосковный город Ногинск до 1930 года носил звучное имя Богородск. Но ещё до того, как императрица Екатерина II своим указом присвоила селу Старый Рогожский Ям статус города, и вслед за этим и новое название, здесь находились шелкопрядильные мастерские.

Таким образом, начало производству тканей в этих краях было положено ещё до того, как второй из пяти сыновей Саввы Морозова – Захар — стал развивать здесь хлопчатобумажную промышленность. Созданная его стараниями Глуховская мануфактура (по названию села поблизости от Богородска) непрерывно разрасталась, оборудование обновлялось в соответствии с новейшими разработками в области хлопчато-бумажного производства. Захар Саввич не только привлекает к работе на фабрике мастеров-англичан, но и отправляет в Англию сына перенимать передовой опыт. Поколение за поколением Захаровичи – так называлась эта ветвь рода Морозовых — трудились над расширением и модернизацией Богородско- Глуховской мануфактуры. Своего наивысшего расцвета она достигла при Арсении Ивановиче Морозове, который вступил в управление мануфактурой в 1890 году и занимал эту должность до самой революции 1917 года.

Арсений Иванович Морозов был личностью феноменальной. После окончания Московского коммерческого училища юноша, следуя семейной традиции, отправился изучать текстильное производство в Манчестере. В XIX веке этот английский город стал лидером среди мировых центров текстильной промышленности. В Россию Арсений вернулся с идеей создания образцовой мануфактуры, и приступил к её реализации в Глухово.

Знание нескольких иностранных языков, выдающиеся способности в математике и игре в шахматы совершенно дисгармонировали с внешним обликом Арсения Ивановича. Был он, по воспоминаниям современника, архитектора И.Е.Бондаренко: «Невысокого роста, коренастый, лет под 60, с небольшой бородкой, с насупленными бровями, из-под которых глядели глаза, быстрые, открытые, но добрые; широкий пиджак, на жилетке длинная серебряная часовая цепочка «с передвижкой» (как у кабатчика), в высоких сапогах старого фасона».Словом, выглядел так, как и полагалось купцу – старообрядцу.

Фото morozov-club.wmsite.ru

При Арсении Ивановиче на Богородской мануфактуре работало более 10000 человек. При нём была построена Новоткацкая фабрика, которую возвели в 1907–1908 годы в соответствии с последними достижениями прогресса. До сих пор открываются любопытные детали постройки. Кроме использования естественного освещения посредством многочисленных конических световых фонарей, была предусмотрена система центральной вентиляции. Непосредственно к рабочим местам подводился не просто свежий воздух, он был ещё и повышенной влажности — очень важная характеристика для запылённых помещений. На крыше здания был насыпан слой земли, эта огромная площадь была засеяна травой. Зелёный газон и кислород вырабатывал, и от пересыхания уберегал. Простое и экономичное решение давало возможность и здоровье рабочих сберечь, и предотвратить разрывы нитей из-за пересыхания.

Современное высокопроизводительное оборудование позволило установить для рабочих 10-ти часовые рабочие смены днём и 9-часовые ночью, в то время как на других предприятиях отрасли трудились по 12 и более часов.

Строились не только производственные помещения, много делалось для обустройства быта работников мануфактуры. Жилые одно – и двухэтажные дома предназначались для управляющих, мастеров, служащих. Появились три новые дома для рабочих — I, II и III, оборудованные канализацией, центральным отоплением и даже вентиляцией.


«Историко-статистическое и археологическое описание г. Богородска», составленное историком Иваном Федоровичем Токмаковым, сообщало: «На самой значительной по своим оборотам Богородско-Глуховской фабрике имеется библиотека для служащих и рабочих, выписывающая все русские журналы и газеты и состоящая более чем из 5 000 томов.

Вообще, рабочие Богородска и окрестностей резко отличаются благообразием, степенностью, пьяных в городе мало, несмотря на соседство фабрик, в городе распространена грамотность.

Объясняется такое положение дел тем, что в Богородске рабочие живут с семьями оседло и давно, тогда как на других фабриках рабочие разлучены с семьями, а это есть главное зло…»

Каменные здания были отстроены для зимнего клуба и театра. Родильный приют, новая школа, электростанция- некоторые постройки сохранились до сих пор, их легко узнать по характерным чертам популярного в начале XX века стиля модерн.


В этом стиле выстроен дом самого Арсения Ивановича, который сохранился в Глуховском парке на берегу Черноголовского пруда.


Проект дома создал модный архитектора Александр Васильевич Кузнецов. Деревянный двухэтажный особняк выглядит довольно скромно для жилища миллионера. Арсений Иванович жил здесь вдвоём с женой, Любовью Степановной, их семеро детей к тому моменту были уже взрослыми и самостоятельными.

После Октябрьской революции дом, как и всё остальное имущество семьи Морозовых, был национализирован. Долгое время здесь располагался детский сад, но после пожара дом ремонтировать не стали, он опустел и был заброшен на многие годы.

К счастью для всех нас, нашёлся человек, по инициативе которого дом Арсения Ивановича Морозова был отреставрирован, и сейчас здесь действует музей. Благодаря Вячеславу Васильевичу Фомичёву, депутату Московской областной думы, дом отремонтирован, воссоздана обстановка почти всех помещений.

Дом разделён на две части: жилую, для хозяев, и служебную, где размещалась кухня и комнаты прислуги.

«Световой фонарь» — Арсений Иванович был богат и щедро жертвовал деньги на благотворительность, но экономен в быту — естественное освещение дешевле электричества.

Пока закрыта для посещения домашняя молельня Арсения Ивановича, расположенная над центральной частью дома. На первом этаже зал для приёма гостей с камином



В таких тайных молельнях совершали богослужения старообрядцы до 1905 года, когда император Николай II издал манифест о свободе вероисповедания. После того, как запрет на строительство храмов для старообрядцев был снят, Арсений Иванович Морозов пожертвовал деньги на строительство около пятнадцати старообрядческих храмов в Богородске и его уезде.

Кабинет хозяина

Изразцовые печи -то немногое, что сохранилось от первых владельцев дома

Музыкальная гостиная

спальня

и ванная комната

столовая

кухня

Ниша в стене коридора предназначена для сохранения блюд и напитков горячими — она на самом деле встроена в печь, которая расположена в кухне за стеной

На веранде семья пила чай летом


Арсений Иванович основал знаменитый Морозовский хор. Три сотни участников, мужчины и женщины, голоса которых, сливаясь в старинном унисонном пении, производили сильное впечатление не только в храмах, но и в залах филармоний. Хор даже записывал собственные граммофонные пластинки, так что при посещении дома-музея есть возможность услышать некоторые записи. И увидеть ноты произведений, записанные «крюковой грамотой». Арсений Иванович обладал красивым сильным голосом и пел в хоре, за что журналисты прозвали его «Поющий миллионер».

После того, как его мануфактура была национализирована, Арсений Иванович оставался на ней кем-то вроде общественного управляющего. Болея душой за разваливающееся производство, даже писал письма М. И. Калинину. Большевистская пропаганда представляла этого искренне переживающего крах всех своей жизни человека злобным старикашкой, поджидающего на пне у тропинки представителей победившего пролетариата, дабы обрушиться на него с бранью. Мог Арсений Иванович сказать встречному рабочему:

– Что, дождался своей власти, чёрт-дурак, а фабрика – встала?

Удивительно, но власть большевиков, обычно безжалостная к своим оппонентам, бывшего фабриканта на тронула. Скончался Арсений Иванович в 1932 году и был похоронен на Рогожском старообрядческом кладбище в Москве. Существует легенда, что надгробный памятник Морозова был позже украден, из него сделали надгробье дрессировщику Владимир Дуров на Новодевичьем. Так это или не так, но могила Арсения Ивановича Морозова утрачена. И единственный памятник этому уникальному человеку – его дом-музей в Глуховском парке.

21:16
RSS
Дом не то, чтобы сохранился, его недавно восстановили. Вот историческая фотография и снимок 2017 года:





Школа морозовская она и до сих пор школа. Филантропии в строительстве таких объектов особой не было: все Морозовы (а не только Арсений Иванович) закупали для фабрик импортное оборудование, к которому абы кого не поставишь. Нужны квалифицированные кадры, которых готовили с детства.

09:39
Александр, я благодарна Вам за отклик на мой пост и за дополнения
У меня бабушка жила в Ногинске, и до сих пор остались там родственники, так что иногда этот город посещаю. В нём немало и других достопримечательностей

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"