Экскурсия «Кронштадт - три века на страже России»

Группа по интересам: Петербург и его окрестности

Кронштадт субботним осенним утром был тих и не многолюден, солнце, проглянувшее средь облаков, золотило купол часовни в честь Тихвинской иконы Божией матери. Отсюда, с Андреевского сквера, началось знакомство нашей группы с городом. Когда-то здесь стоял прекрасный Андреевский собор, настоятелем которого был Иоанн Кронштадтский. В память об этом установлена стела. Но в 1931 году Советская власть в своей борьбе с религиозным мракобесием добралась и до этого храма. Он был взорван, а вместе с ним погибла и часовня.

Вспышка взрыва разбудила спящую девочку, окна её квартиры выходили на площадь, где стоял собор. Годы спустя мир узнает её как певицу Галину Вишневскую. Именно она стала инициатором возрождения собора, но, увы, этот проект вряд ли осуществим, уж очень масштабные нужны работы. А вот часовню воссоздали на старом фундаменте, иконостас для неё был подарен Галиной Вишневской.

Неподалёку находится здание Морской библиотеки, построенное в стиле неоклассицизма. Средства на постройку и пополнение собрания книг поступали благодаря пожертвованиям горожан. Строительство библиотеки было начато незадолго до Первой мировой войны, потом из-за недостатка финансирования было приостановлено. При обстреле в него попала бомба, и здание превратилось в руины. Своему возрождению библиотека обязана наркому просвещения Луначарскому, который посетил Кронштадт в 1926 году. Согласно его распоряжению, строительные работы возобновились, и к 10-летнему юбилею Октябрьской революции библиотека была открыта.

Обращает на себя внимание ещё одно примечательное здание – Гостиного двора, безошибочно узнаваемое благодаря своему сходству с Гостиным двором Санкт-Петербурга. Первоначально здание было построено как уменьшенная копия столичного центра торговли, но после пожара его план был немного изменён.

На противоположной от Гостиного двора стороне сквера целый ряд достопримечательностей. Во-первых, здесь есть дерево желаний, пользующееся большой популярностью у туристов и жителей Кронштадта. Доподлинно неизвестно, какие ритуалы следует выполнить, чтобы желание сбылось. Вот все и стараются от души: кидают монетки, трут выступающие детали, шепчут в ухо. Не знаю, сбывается ли желание, но настроение повышается гарантировано!

Если немного пройтись по Безымянному переулку, то станет видна выложенная гранитными плитами карта острова Котлин – на нём расположен Кронштадт.

А дальше установлен памятник предмету, от которого, как считают, получил своё название остров- котлу. По преданию, в ходе Северной войны, ведя осаду крепости Ниеншанц, на одном из островов Петр Первый заметил шведский отряд. При приближении русских шлюпок шведы бросились к своим судам и уплыли. Их бегство было столь поспешным, что они позабыли котелок, висевший над костром, в котором варилась уха. Русские ею с удовольствием пообедали, а отвоёванный остров стали называть Котлин.

Изображение котла можно заметить и на гербе города Кронштадта, который утвердила в 1780 году императрица Екатерина II: «В первой части щита в голубом поле, серебряная башня с маяком, а во второй части, в красном поле на острове чёрный котёл, а кругом вода».

Действительно, маяк, указывающий путь кораблям, был установлен на острове ещё прежде крепости. А первым защитным сооружением был форт, выстроенный по указу Петра I. Строительство велось зимой по весьма любопытной технологии: на льду из брёвен делали срубы, которые наполняли камнями, глиной. Затем по периметру сруба прорубались во льду проруби, и льдины со срубами под своим весом опускались на дно. Потом на них делали насыпь и возводили стены. Без доступа воздуха древесина в воде не гниёт, так что эти конструкции до сих пор сохранились в основании некоторых фортов. А тогда шведы, пожелавшие по весне пройти на судах в устье Невы, с удивлением обнаружили, что доступ им закрыт.

Позже на острове Котлин была возведена крепость Кроншлот (коронный замок), положившая начало городу Кронштадту.

Город на многие годы стал именно форпостом Санкт-Петербурга, защищавшим столицу со стороны Балтийского моря. На многочисленных естественных и искусственных островках поблизости от Котлина были возведены мощные форты. Расстояние между ними не превышало одного километра – дальность полёта ядра в XVIII веке. Форты строились и совершенствовались вплоть до ХХ века, являясь образцами оборонительной фортификации.

Естественно, с развитием технологий, они утратили своё значение. Жаль, что сейчас большинство фортов заброшены и разрушены, их можно было бы сделать очень интересными туристическими объектами. Примером тому служит форт Константин, за преобразование которого взялась группа энтузиастов лет десять назад. Сейчас здесь в здании казарм расположился Музей Маячной службы, небольшой, но очень любопытный.

Экскурсоводы расскажут, а там, где это возможно, покажут в действии, о работе смотрителей маяков, устройстве фонарей и истории их модернизации.

Некоторые экспонаты впечатляют своими размерами, как вот эта конструкция из линз высотой около 2 метров, счастливо сохранившаяся после демонтажа с действующего маяка.

Позже мы в Кронштадте увидели в конце пирса, идущего вдоль Купеческой гавани, маяк действующий. Но, как оказалось, это был Задний створный знак Кронштадтского рейда. Разница между маяком и створным знаком есть, она очевидна морякам, а нам, сухопутным крысам, не интересна. Чёткий светлый силуэт на фоне воды и неба –красиво!

Купеческая гавань примечательна одноэтажным красного кирпича зданием поварни, где когда-то готовили еду коки с пришвартованных в ней кораблей. Пожар в месте большого скопления деревянных судов грозил немалыми бедами и, следуя строгому предписанию, огонь разводили только на берегу, в специально оборудованных печах. Сейчас в здании поварни идёт ремонт, потом в ней будет размещена музейная экспозиция.

Но, конечно, главная архитектурная доминанта Купеческой гавани — Итальянский дворец. Это величественное здание возведено для Александра Меньшикова, сподвижника Петра Первого, первого губернатора города.

Светлейший князь имел три дворца — в Кронштадте, Ораниенбауме и Петербурге, поражавшие своими размерами и богатством убранства. Итальянский дворец, как официальная резиденция, был самым роскошным из них. Здание является одним из старейших в Кронштадте – его строительство началось в 1717 году, главным архитектором был немецкий зодчий Иоганн Браунштейн. Возможно, дворец получил своё название из-за того, что был построен по подобию итальянского палаццо.

Это трехэтажное здание в стиле петровского барокко было обильно украшено пилястрами, барельефами и вазами, а крышу венчали балюстрада и скульптуры.

Когда переменчивая фортуна повернулась к своему баловню Александру Даниловичу спиной, он был лишён всех званий и сослан с семьёй в Сибирь. Все его имущество, в том числе и дворец в Кронштадте, перешло в казну. С тех пор хозяева здания менялись много раз и в нем располагались самые разные организации – главным образом, военно-морские учебные заведения.

За свою историю Итальянский дворец неоднократно перестраивался, был надстроен четвертый этаж, который стали называть «штурманской башней». Самые большие изменения были проведены в середине XIX века, после которых стиль петровского барокко был полностью утрачен.

Рядом со зданием установлен памятник гидрографу П.К.Пахтусову, выпускнику Штурманского училища. Жизнь этого отважного исследователя архипелага Новая Земля лаконично выражена в словах девиза на постаменте памятника: «Отвага. Труд. Польза.» Опытный мореплаватель в северных морях, Пётр Кузьмич, планируя экспедицию, выбралдля неё маленькое судно – карбас. Его без чрезмерных усилий можно было вытащить из воды во время зимовки, оно давало большие возможности при маневрировании во льдах. Расчёт оказался верен: карбасу удалось обогнуть Новую Землю и вернуться в порт после 440 дней плавания. Команда потеряла всего двух человек, заболевших цингой.

Результаты исследований впечатляли: карты берегов с промерами глубин, направлениями течений, коллекции растений и минералов. П.К. Пахтусовым на Новой Земле было открыто месторождение каменного угля.

Желая продолжить исследования, Пётр Кузьмич хлопотал о снаряжении второй экспедиции. Ему удалось добиться финансирования и на двух небольших судах исследователи отправились в путь.

Во время второй экспедиции Пётр Кузьмич Пахтусов умер 7 ноября 1835 года «… от понесенных в походах трудов ..» как написано на его надгробии.

Памятник П.И. Пахтусову установлен по инициативе штурманов Кронштадта и за счёт их пожертвований: в течение девяти лет они перечисляли 1% своего берегового содержания на это благое дело.

В Кронштадте, этом городе-порте, много памятников морякам: адмиралам Ушакову и Макарову, первооткрывателю Антарктиды Ф.Ф.Беллинсгаузену и, конечно, основателю города Петру Великому в парке его имени.

Есть и менее монументальные, но милые скульптурные композиции: памятник маленькой рыбке колюшке, в страшные дни блокады Ленинграда спасшей от голодной смерти тысячи жителей города. Он так невелик, что обнаружить его можно лишь точно зная, где искать. И сфотографировать мне его не удалось.

А вот памятник водовозу, человеку безусловно очень нужной профессии на острове, где были сложности со снабжением питьевой водой.

Памятник Иоанну Кронштадскому установлен рядом с домом, квартиру в котором они с женой занимали.

Имя этого человека связано практически со всеми значимыми событиями, происходившими в Кронштадте в конце XIX- начале XX веков. Из уважения к его добрым делам и с верой в творимые им чудеса прихожане жертвовали значительные суммы на постройку в городе собора. Сбор средств на его сооружение был одобрен императором Николаем II в ответ на прошение командира Кронштадтского порта и военного губернатора вице-адмирала Н. И. Казнакова. Храм должен был стать сооружением величественным и прекрасным, соответствующим сразу нескольким задачам. Он был призван стать «памятником чинам флота, погибшим при исполнении служебного долга». Исполнять и роль своеобразного навигационного знака, служа ориентиром кораблям. И, конечно, храм должен был стать духовным центром для моряков и жителей города, вмещать множество прихожан.

Было определено место для возведения собора — на Якорной площади, где ранее складировались старые якоря. После расчистки здесь образовалось достаточно свободного пространства для обустройства парка и площади для проведение парадов и крестных ходов.

В конкурсе проектов победил тот, что был представлен гражданским архитектором Василием Косяковым. Существует мнение, что за образец храма он взял Святую Софию.

Десять лет продолжалась постройка собора, начатая с благословения Иоанна Кронштадтского, отслужившего молебен на Якорной площади. При закладке фундамента присутствовали император Николай II и члены его семьи.

В 1913 году Морской собор был освящен в честь Святого Николая, покровителя и защитника мореплавателей. Морская тематика прослеживается в богатом декоре фасада, главный купол украшает орнамент из переплетенных якорей и канатов.


Светлые стены, вознесённые на огромную высоту золочёные купола — высота сооружения составляет 70,5 метров — являют собой зрелище одновременно величественное и лёгкое, устремлённое в небо.

Внутри собор поражает размерами: в центральной части могут разместиться до 3000 прихожан.

Не сразу замечаешь богатое убранство храма, взгляд в первую очередь притягивают к себе чёрные мраморные памятные доски. На них золотом выбиты названия кораблей и имена моряков. Порой они погибали вместе, суда и те, кто на них бороздил моря. Порой их пути в этом мире расходились и далеко не всегда корабли переживали несравнимо более хрупкое и уязвимое создание – человека. Имена этих счастливцев не попали на памятные доски, но их и без того так много, что они почти сплошь покрывают стены.

Отвлечься от печальных размышлений можно, если подняться на одну из колоколен собора.


Отсюда открывается удивительный вид на город.

Колокола и кресты были сняты со своих мест и сброшены на землю после антирелигиозного митинга. Храм был закрыт в 1929 году. Лик Спасителя над главным входом завесили портретом Максима Горького. В помещении расположился кинотеатр, который в народе стали называть «Максимкой». Было разорено церковное имущество, демонтирован иконостас. Жертвой антирелигиозной пропаганды стали даже памятные доски: их демонтировали и использовали для хозяйственных нужд.

Каким только целям не служило здание в последующие годы! Здесь во время Великой Отечественной войны располагался наблюдательный пост береговой артиллерии Кронштадта. После войны был устроен клуб и концертный зал. Позже здание занял филиал Центрального военно-морского музея.

После длительной реставрации собор снова стал действующим в год своего столетия.

Насладившись панорамой Кронштадта, послушав звон колокола – привести в движение его язык разрешают всем экскурсантам, мы спустились вниз и вышли на Якорную площадь.

Здесь привлекает внимание памятник адмиралу С.О.Макарову, открытие которого совпало с освящением Морского собора. Степан Осипович с 1899 по 1904 годы был главным командиром Кронштадтского порта и губернатором Кронштадта. Идея установить ему памятник в городе возникла сразу после гибели адмирала на броненосце «Петропавловск» при обороне Порт-Артура в ходе русско-японской войны.

В качестве постамента решено было использовать огромную гранитную глыбу. Она предназначалась для другого монумента — памятника Павлу I, но затонула в начале XIX века при перевозке из Финляндии в Петербург. Когда водолазы доставали камень, он раскололся на две части.

Меньшая из них стала частью памятника морякам, погибшим в Цусимском сражении, он установлен в Петровском парке, рядом с Зимней пристанью. А большая часть стала постаментом памятника С.О. Макарову. Адмирал достойно служил Родине не только как военный, но и как полярный исследователь, в том числе впервые осуществивший экспедицию на ледоколе, океанограф. Был Степан Осипович и изобретателем, много разработок посвятил непотопляемости судов. Как на мостике корабля стоит адмирал на камне, энергично указывая рукой куда-то вдаль. У ног его скульптор Леонид Шервуд создал волну в виде японского дракона, увлекающего командующего вниз – в пучину моря.

Вдоль Овражного парка мы прогулялись до Докового бассейна – части уникального гидротехнического сооружения, проект которого был задуман Петром I. Для XVIII века это было грандиозное сооружение — Петровский док в Кронштадте имел длину 2,24 километра. При жизни императора полностью осуществить его не удалось, открыт был док при его дочери Елизавете. В 1774 году из Шотландии была привезена паровая машина, с помощью которой вода из бассейна откачивалась всего за 9 дней! Это чудо техники прослужило 75 лет.

Уверяю вас, в Кронштадте есть ещё много интересного, что мы не успели осмотреть в рамках одной экскурсии. Да и мой рассказ об этом небольшом путешествии длиною в день далеко не полон, и так в нём «слишком много букв». Путешествуйте с «Серебряным кольцом», его замечательные гиды очень эрудированны и преподносят материал увлекательно –заслушаешься!

Карта:
Баннер:
12:02
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"