Экскурсия «По Королевской дороге. От Сестрорецка до Приморска»

В средние века «Королевской дорогой» называли тракт, соединяющий столицу Швеции город Або с крепостями на её восточных рубежах. Соперничество с Россией за земли на берегах Финского залива началось в такой глубине времён, когда и страны с таким названием не было.

Великому Новгороду принадлежали тогда территории Финляндии и Карельского перешейка. Ценность их заключалась не в плодородии почвы и не в лесных богатствах, а в торговых путях, шедших по морям, рекам и озёрам. В зимние холода эти водные дороги сковывал лёд и движение по ним замирало. И тогда особенно оживлёнными становились тракты, по которым тянулись купеческие обозы, шли маршем войска, объезжали дальние деревни сборщики дани. А в более поздние времена спешили почтовые служащие.

Королевская дорога имела столь важное значение, что её содержание оплачивалось за счет шведской казны. Первое официальное её упоминание относится к 1555–1556 году, когда секретарь шведского короля Густава Васа упомянул её в перечне важных общественных дорог.

Много позже Королевской дорогой стали считать и участок от Выборга до столицы Российской империи Санкт-Петербурга. Повторяя очертания берегов Финского залива, она проходит по красивейшим местам Карельского перешейка. Удобство сообщения со столицей, дивные виды и здоровый хвойный воздух сосновых лесов сделали эту местность чрезвычайной привлекательной для строительства дач. В конце XIX – начале XX веков среди петербургского высшего света отдых здесь становится очень модным.

Как известно, следование веяниям моды доступно людям обеспеченным. Понимая это, предприниматель П.А. Авенариус выступил с идеей создания на берегу Финского залива санатория. Целью его была отнюдь не забота о здоровье сограждан, а увеличение доходов Общества Приморской Санкт- Петербургско- Сестрорецкой железной дороги. Он привлёк в единомышленники геолога профессора Войслава и доктора Бертенсона, лейб-медика одного из великокняжеских дворов, специалиста по минеральным водам России. Высококлассный курорт был построен, к нему подведена ветка железной дороги от Сестрорецка. Хотя в распоряжении медиков были лечебные грязи и минеральная вода из местных месторождений и скважины, поначалу и то, и другое привозили из-за границы, с прославленных Европейских курортов. Очевидно, что недоверие к отечественному производителю зародилось в сердцах россиян давно. Лишь после присуждения «Сестрорецкому курорту» высшей награды на Всемирной выставке в 1907 году изменилось отношение к местным лечебным факторам: минеральную воду стали использовать не только для купания, но и для питья, а сапропелевые грязи для лечебных процедур. Но не только самые совершенные для своего времени медицинские услуги оказывались в санатории. Здесь находился курзал, вмещавший концертный зал на 1500 мест – сюда съезжалась весь петербургский культурный бомонд на выступления популярных исполнителей и концерты симфонической музыки. Богатое собрание книг предлагала библиотека, ресторан – изысканный выбор блюд, досуг можно было провести так же за игрой в бильярд и карты. К сожалению, деревянное здание курзала не сохранилось.

Но Сестрорецк был не только городом-курортом. Здесь располагались корпуса Оружейного завода, основанного по указу Петра Первого. Часть заводских построек из красного кирпича сохранилась до нашего времени.

Для обеспечения работы механизмов использовалась энергия воды. В результате строительства запруд на реках Сестра и Чёрная образовалось озеро Разлив, оно считается старейшим искусственным водохранилищем в мире.

Сохранился домик управляющего заводом, сейчас здесь находится детская музыкальная школа.

Река Сестра впервые упоминается в документах в 1323 году – тогда по ней по условиям Ореховского мирного договора прошла граница между Новгородской республикой и Швецией. Название реки произошло от искажённого финского Сьестар-йоки — «Смородинная речка». Вероятно, по её берегам росли кусты лесной смородины. После обретения Финляндией независимости в 1918 она некоторое время на финских картах обозначалась как «Райя –йоки» -пограничная река. В память о проходившей здесь в разное время границе собраны пограничные столбы, их установили вдоль дороги, ведущей к артиллерийскому полукапониру «Слон».

Это укрепление было создано для защиты рубежей нашей родины в XX веке.

Королевская дорога привела нас в «Пенаты» — дом-усадьбу художника И. Е. Репина. Он приобрёл деревянный домик в местечке Куоккала уже будучи прославленным мастером, ректором Академии художеств в Санкт-Петербурге. С годами Илья Ефимович всё больше стал тяготеть к уединению в кругу семьи и немногих друзей. Свою усадьбу он назвал «Пенаты» в честь богов – хранителей домашнего очага в римской мифологии.

И парк, и дом изменялись и обустраивались в соответствии с пожеланиями и потребностями хозяев. Открытая терраса на втором этаже – на ней в любую погоду спал Илья Ефимович. Светлая мастерская, где стоит «шаляпинский» диван – на нём спал великий певец, пока позировал Репину для портрета. Зимняя веранда, где читали свои произведения и Максим Горький, и Корней Чуковский, и ещё не вкусившие славы Владимир Маяковский и Сергей Есенин.

Из построек парка более- менее сохранен лишь павильон «Храм Осириса и Изиды». Площадка перед ним носит пафосное название «площадь Гомера», здесь летом по воскресеньям проходили собрания окрестных жителей. Для них читались серьёзные лекции и устраивались легкомысленные танцы под гармонику и балалайку.

Трудно пережили обитатели Пенатов перемены, связанные с установлением новой власти в России. Уже немолодыми людьми они оказались отрезанными от привычного окружения, лишены средств к существованию. В парке пришлось разбить огород, не хватало денег на дрова для отопления дома. С последнего автопортрета художника на нас горько смотрит замёрзший старик в шапке и зимнем пальто.

Согласно завещанию И.Е. Репина, он похоронен в усадебном парке, на могиле установлен простой деревянный крест, в изголовье роняет осенние жёлтые листья клён.

«Пенаты» сгорели во время Великой Отечественной войны, в 1944 году, но были восстановлены по сохранившимся фотографиям на прежнем фундаменте. Теперь в доме мемориальный музей И.Е. Репина.

Следуя далее по нашему маршруту, мы остановились у милой деревянной виллы «Айнола».

Она была построена в самом начале ХХ века как дачная загородная усадьба. Первым её владельцем по документам был гражданский инженер, действительный член общества архитекторов Н.М.Салько. Вероятно, он автор проекта особняка и парка рядом с ним в стиле русских усадеб XIX века. Согласно существовавшей тогда традиции, рядом с домом был создан пруд, для чего плотиной перегородили небольшой ручеёк. Сохранился живописный мостик, под которым бежит-торопится к Финскому заливу тёмная торфяная вода. И гранитная чаша фонтана, заполненная теперь мусором и опавшими листьями.

Деревянный особняк хорошо сохранился для своего векового возраста. Ещё до революционных потрясений усадьба сменила владельца, им стал Айно Гранлунд, который без ложной скромности назвал виллу в свою честь.

В 1939 году, с началом военных действий между СССР и Финляндией, вилла была личной резиденцией председателя Финляндской демократической республики О. Куусинен. Правительство Куусинена было распущено в 1940 году, по окончании Зимней войны, запомнившись потомкам одним деянием: присвоением посёлку Терийоки (Зеленогорск) статуса города. В послевоенные годы в здании находилась гостиница “Ривьера”, ещё недавно – администрация муниципального образования.

Далее наш путь лежал к кирхе Преображения Господня, построенной по проекту Йозефа Стейнбека.

Как и многие религиозные здания, она была после войны переоборудована под кинотеатр с символическим названием «Победа». Но в 90-х годах прошлого века здесь возобновились богослужения, а позже было восстановлено в прежнем виде здание кирхи. Рядом с ней есть небольшое кладбище с памятником финским солдатам, погибшим в ходе Зимней и Второй мировой войн.

А рядом установлен интересный памятник примирения: стволы ружей, прорастающие ветвями, на которых сидят птицы. Очень красивая аллегория.

Но, помимо местного финского населения, исповедующего лютеранство, в дачный сезон в Терийоки наезжало много русских православных. Для них была построена церковь Казанской иконы Божией Матери. Первоначально им хватало места в деревянной церкви, которая была построена на участке земли, принадлежащем купцу А.И.Дурдину и на его средства. Церковь не отапливалась и действовала только летом. Позже, уже при наследниках А.И.Дурдина, церковь перестраивали и расширяли. Но после пожара, уничтожившего здание, решено было построить новый каменный храм на более обширном участке. Так возникла многоглавая церковь с высокой колокольней (49 метров вместе с крестом) в московско-ярославском стиле XVI века. В отступление от канона, диктующего пестроту окраски, церковь окрашена в один белый цвет.

Позже мы посетили одно из самых романтично – печальных мест неподалёку, на берегу Чёрной речки — усадьбу Мариоки. Этот, увы, некогда бывший великолепным памятник всепрощающей любви ныне пребывает в забвении и руинах. Названа усадьба была в честь владелицы – Марии Всеволодовны Крестовской, в замужестве – Картавцевой. Дочь писателя и актрисы, получившая отличное образование – она окончила институт благородных девиц – мечтала реализовать себя и на сцене, и на ниве сочинительства. Увы, роли она получала лишь незначительные в постановках в частных театрах. Как писательница, она достигла бОльшей известности: её произведения охотно публиковали на своих страницах такие популярные журналы, как «Русский вестник» и «Вестник Европы». Она писала в духе «женского романа», ее даже называли «русской Жорж Санд».

Мария Крестовская в юности была очень хорошенькой. Позже, уже в замужестве, её так описывает близкая подруга Т.Л. Щепкина-Куперник: «Крестовская, в эффектной черной шляпке с пером и в меховой пелеринке… Она была очень интересная, стройная женщина с великолепными голубыми глазами, балованная и привыкшая к светскому обществу, муж ее был действительный статский советник и её величали «Ваше превосходительство»».

Но до того, как стать этой блестящей дамой, Мария пережила сильное любовное увлечение, результатом которого стал внебрачный ребёнок. Она познакомилась с с Евгением Эпафродитовичем Картавцевым, когда он уже покинул государственную службу управляющего Крестьянским поземельным и Дворянским банками и занимал должности в правлениях самых различных учреждений. В том числе состоял казначеем литературного фонда, созданного для поддержки нуждающихся литераторов, эта работа и сблизила его с Марией Крестовской. Евгений Эпафродитович происходил из древнего дворянского рода, был выдающимся экономистом, банкиром и одним из самых богатых людей в Российской империи. Не смотря на страстную влюблённость в Марию, он несколько лет не мог решиться на брак с ней. Препятствием были её скандальное прошлое. Но чувство взяло верх, и 28 апреля 1891г. они обвенчались в церкви иконы «Всех скорбящих радость» в Петербурге.

Муж дал Марии Всеволодовне всё, о чём могла мечтать женщина: ввёл её в высшее общество, усыновил её сына и дал ему блестящее образование, купил земли в модном курортном месте и построил там очаровательный загородный дом европейского образца с цветущим садом. Но ни обожание мужа, ни ухудшавшееся состояние здоровья не удержали Марию от серьёзного увлечения близким другом, по слухам, это был Леонид Андреев.

В 1908 г. М. В. Крестовскую оперируют в Германии по поводу рака желудка. По легенде именно в немецкой клинике ей подарили плюшевого мишку, уверив, что он ей принесет исцеление. Мария назвала медвежонка Вилли и до самой смерти, последовавшей через два года, не расставалась с ним. И после её смерти медвежонку нашлось место рядом с хозяйкой: их изображения в бронзе были рядом на валуне, под которым спрятан склеп.

Безутешный вдовец похоронил умершую жену в Мариоках, воздвигнув на её могиле настоящий мемориал. И предусмотрев место рядом и для себя – надгробный камень с его именем так и стоит с не выбитой датой смерти. Не довелось Евгению Эпафродитовичу покоиться рядом с любимой, он был вынужден уехать в 1917 году за границу, и похоронен во Франции.

Время и люди бели безжалостны к усадьбе и к памяти владельцев. Ничего не осталось от прекрасного парка и лестницы, спускавшейся с вершины холма. Утрачены изображения Марии и её любимого медвежонка. Обломки бетона и немногие уцелевшие фрагменты ограды обозначают место, где стояла церковь иконы «Всех скорбящих радость», построенная в память той, в которой началась семейная жизнь Картавцевых.

Наш путь лежит дальше, в сторону Приморска. Короткая остановка чтобы полюбоваться знаменитым маяком «Стирсудден», проглядывающему сквозь кроны деревьев.

Следующий пункт маршрута – церковь Святителя Николая Чудотворца, построенная на высоком обрыве – береге доисторического моря.

Чудесный бело-голубой храм с богатым убранством воплощает собой следование одной из самых древних традиций — для верующего путь к дому молитвы должен быть преодолением, испытанием. С колокольни открывается прекрасный вид на Финский залив.

Еще немного проехав по шоссе, сворачиваем на лесную дорогу, указатель на которой обещает памятник Микаэлю Агриколе. Памятник установлен на месте гибели создателя финского письменного языка и реформатора церкви. Микаэль Агрикола входил в посольство Швеции в Россию. Возвращаясь на родину, уже немолодой епископ занедужил. Корабль, на котором он плыл, причалил к мысу Кюрённиеми, больного вынесли на берег, где он и скончался.

Побережье рядом с памятником – излюбленное место отдыха нынешних ценителей свежего морского воздуха и песчаных дюн. Своими отвратительного вида хибарами из кольев, обтянутых полиэтиленом, они обезобразили дивную красоту этого места.

Последней точкой нашего маршрута был Приморск, ранее носивший название Койвисто. Уже в сумерках мы осмотрели величественное здание лютеранской кирхи святой Марии Магдалины.

Когда-то она была построена для жителей города и его окрестностей, вмещала до 1500 прихожан. Побережье и ближайшие острова тогда были густо заселены. Местные жители кормились рыболовством, обработкой леса – здесь действовало несколько лесопилок. В порт заходили грузовые корабли и прогулочные яхты. Истории города и его жителей посвящена экспозиция краеведческого музея, расположенная в одном из уголков огромного здания. Остальное пространство до недавнего времени занимал местный дом культуры, но губернатор пообещал, что в ближайшем будущем будет проведена реставрация кирхи и в ней музею будет отведено куда больше места. Это отличная новость, так как работают в музее настоящие энтузиасты, умеющие рассказывать история настолько увлекательно, что она словно оживает перед глазами.

Карта:
Баннер:
19:28
RSS
что мне нравилось в Пенатах, так это стол, который можно покрутить, и на полочку убрать всякие вкусности)))

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"