Грустит, грустит господский дом о временах минувших, славных

Группа по интересам: Петербург и его окрестности

Достаточно сложная задача встает перед автором, когда нужно рассказать о поездке, о которой уже замечательно написано собратьями по перу, в случае с экскурсией «Невская застава. Берег левый, берег правый»Викторией и Ириной. Повторяться не хочется, буду искать свои изюминки. Благо, особого труда это не составит—район, хоть и считается промышленным, на самом деле интереснейший.

Взять, например, один из самых «режимных» объектов—дачу Чернова.

На экскурсии мы слушали захватывающий рассказ Владимира Чекунова про исторический объект, чудаковатого генерала Чернова и других владельцев усадьбы, стоя в некотором отдалении от здания, которое сокрыто за высоким забором, а летом—еще и за листвой деревьев. Обычно гражданам вход туда запрещен, старинный терем в неорусском стиле находится в ведении Министерства связи. Но у меня есть возможность показать, что же там внутри—в этом году, в единственный день, когда возможно попасть на территорию дачи Чернова, мне удалось туда проникнуть.

До наших дней не сохранился еще один элемент окрестного пейзажа—сосновый бор, славящийся своими ягодами-грибами и давший местности название «Сосновка».

В XVIII веке Сосновка принадлежала князю Гавриилу Петровичу Гагарину, который еще при жизни передал ее сыну Павлу. Павел Гаврилович, блестящий дипломат, военный и писатель оставил службу в сравнительно молодом возрасте—ему не было еще и сорока, а в 54 года вступил во второй брак с балериной Марией Спиридоновой.

Про Марию Спиридонову никакой интересной информации не нашлось, а вот история первого брака князя заслуживает внимания. Его первой супругой стала фаворитка императора Павла I, камер-фрейлина Императрицы Марии Федоровны, Анна Лопухина.

Анна, будучи девушкой скромной и мечтательной, тяготилась вниманием императора— он жаждал ежедневно видеться с Лопухиной, к которой он воспылал сильной и продолжительной страстью. Однажды она решилась признаться, что ее сердце давно отдано другому— князю Павлу Гавриловичу Гагарину, принимавшему в то время участие в военных действиях. Император не стал препятствовать замужеству своей фаворитки. Прибыв в 1799 году в резиденцию Павла в Гатчине с известием от Суворова о ближайшей победе, счастливый жених получил согласие Императора на свадьбу с княжною Анной и был произведен в полковники, а затем в генерал-адъютанты. Свадьбы Лопухиной и Гагарина состоялась 8 февраля 1800 года, а уже в 1805 году Анна скончалась от чахотки в возрасте 28 лет.

После смерти жены князь Гагарин стал большим оригиналом: он уединился в своем доме с подобранными на улице больными собаками, которые лежали на диванах и креслах. Целая комната была отдана летавшим на свободе птицам. Князь перестал заботиться о своей внешности, прогуливался по улицам в старом халате, в сопровождении ливрейного лакея, и лишь иногда выбирался на собрания масонских лож, в которых он состоял. Излечила его от черной меланхолии как раз Мария Спиридонова, на которой он и женился в 1831 году.

Князь скончался в 1850 году, и Сосновка, как это часто бывает, стала переходить из рук в руки. Одна из владелиц—графиня Стенбок-Фермор —заложила участок и не удосужилась его выкупить. Имение перешло к жене известного востоковеда Патканова, у которой его приобрел уже упоминавшийся Александр Иванович Чернов, бывший тогда полковником.

При нем и был построен дворец, именуемый сегодня дачей Чернова. Проект был поручен Александру Ивановичу фон Гогену, который в то время служил архитектором Сестрорецкого инструментального завода. Помощниками архитектора стали совсем молодые Алексей Иванович Кузнецов, которому исполнилось всего 25 лет и 20-летний Григорий Ипполитович Люцедарский. Кузнецов впоследствии займет пост главного архитектора в моем родном Иркутске, где построит много зданий в неорусском стиле, который горожане станут называть «кирпичным». Я хорошо помню здание бывшей гостиницы «Гранд-отель» на углу улиц Карла Маркса и Литвинова, раньше—Большой и 6-й Солдатской улиц, где располагался нежно мной любимый книжный магазин «Родник», известный всему городу.

«Выбор стиля фасада предоставлен г. Черновым на наше усмотрение, за что мы только можем принести ему свою искреннюю признательность, так как он‚ таким образом, дал нам возможность не обращаться к заработанным западным формам, а рискнуть трактовать фасад в более симпатичном нам характере старинных русских построек», писал Алексей Кузнецов в заметке о проекте дачи в журнале «Зодчий».

И далее: «Расположение помещений в общем обусловливалось главным образом желанием г. Чернова. иметь все официальные комнаты, а также те, которые предназначались экономке и приезжим гостям, совершенно изолированными от его личных апартаментов.

Затем, в частности, кабинет хозяина должен носить интимный характер рабочей комнаты, отнюдь не предназначенной для приема лиц, обращающихся к г. Чернову по делам; — наоборот, доступ туда будут иметь лишь его близкие знакомые. Фотографический павильон требовалось устроить так, чтобы он имел связь посредством лестницы с кабинетом и длинной стеклянной стороной был обращен на СВ. Наконец, размеры почти всех помещений были предложены нам самим заказчиком».

Дача Чернова была построена всего за три года. Параллельно облагораживается и прилегающий сосновый бор, который становится парком: здесь появляется искусственный пруд, живописные дорожки и беседки.

Генерал Чернов слыл барином с, мягко говоря, необычными привычками. Большой любитель охоты, он наряжал стремянных в реплики старинных русских кафтанов. Владимир Чекунов рассказал нам, что по своим покоям генерал любил расхаживать совершенно нагишом («доступ туда будут иметь лишь его близкие знакомые»).

Не брезговал владелец дачи и коммерцией: сначала стал брать входную плату с посетителей облагороженного парка, затем занялся продажей отдельных участков на границе имения. Предполагалось, что вокруг будут проложены многочисленные улицы-«линии» и проспект, который должен был называться Черновским. Но Чернов выделил под продажу землю негодную, заболоченную, и земство пресекло попытки подобного «землеустройства» и обязало вернуть покупателям внесенные задатки.

После революции в октябре 1919 года здесь открывается дом отдыха для рабочих Невской заставы, который просуществовал несколько лет.

Вид на дачу Чернова (башенки над крышами домов в правом углу снимка) из Малой Рыбачьей слободы. Снимок сделан между 1935 и1936 годами.

Потом в особняке находилась больница, а с 1943 года бессменным владельцем дачи Чернова становится Министерство связи. До конца 1980-х здесь работали глушители западных радиостанций, вещавших на СССР.

И до сих пор территория дачи Чернова является объектом повышенной секретности, но что и от кого там охраняют сейчас—тайна сия великая есть.

18:30
14:29
+2
Леночка, как всегда, замечательный репортаж и великолепные снимки! Спасибо тебе! Удивительно как разнятся версии отношений Павла Первого — Лопухиной — Гагарина. Этим летом я посетила усадьбу Введенское, которую Павел подарил Анне Лопухиной. Так вот московские экскурсоводы рассказывают, что на коронации Анна сама объяснилась в любви Павлу и он только после этого обратил на неё внимание. А потом Анна влюбилась в Гагарина и того четь ни силком женили на Анне. Свадьбу оплатил Павел. и что Гагарин никогда не любил Анну и она была очень несчастна в замужестве. Пыляев же в своих книгах описывая привычки и быт Павла, практически не упоминает об Анне. Интересно, откуда берут экскурсоводы свои истории?
14:38
+1
Лена, вот, например, здесь можно почитать историю отношений Павла, Лопухиной и князя Гагарина: «100 историй великой любви», Костина-Кассанелли Наталия Николаевна. И в других источниках мне встречалась именно такая логика событий.
19:20
+2
Как ты на нее вообще попала, на такую засекреченную?
21:24
Есть, как минимум, два способа вполне законного проникновения. Их просто нужно знать.

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"