Гунгербург. Остатки прежней роскоши.

В эту субботу я принял участие в экскурсии Серебряного кольца в «Нарва-Йыэсуу — жемчужина Балтийского моря». Во второй половине XIX-го столетия в этом месте находился один из самых фешенебельных курортов Российской империи — Гунгербург. Увы, время не пощадило его (особенно плохо пришлось в 90-е годы), так что нашему гиду Александру Опенко пришлось возмещать отсутствующие достопримечательности показом открыток с их изображением. Тем не менее кое-что здесь осталось и до наших дней.

Памятный знак на том месте, где размещалась дача Константина Случевского «Уголок»:

Один из самых любопытных памятников архитектуры — бывший Межколхозный дом отдыха, построенный в 1955-1961 годах. По внешнему виду, впрочем, здание куда больше напоминает функционализм 30-х годов. Это, впрочем, легко объяснимо — архитектор Николай Кузьмин активно работал в этом стиле в 30-е годы в независимой Эстонии, а когда при Хрущеве функционализм вновь разрешили, легко вернулся к своему прошлому опыту.

Старинная беседка, сохранившаяся еще с дореволюционных времен:

А вот и море:

Одна из самых роскошных сохранившихся дач — дача купца Лаврецова:

А в этом доме когда-то жил пару сезонов Николай Лесков:

Вообще, Гунгербург привлекал многих деятелей русской культуры. Кроме Лескова здесь бывали Шишкин, Чайковский, Направник, Северянин, Бальмонт, Прокофьев, Павлов, Тимирязев и многие другие деятели русской культуры. Саша Черный написал об этом курорте стихотворение «Из „шмецких“ воспоминаний»:

Посв. А. Григорьеву

У берега моря кофейня. Как вкусен густой шоколад!
Лиловая жирная дама глядит у воды на закат.

— Мадам, отодвиньтесь немножко! Подвиньте ваш грузный баркас.
Вы задом заставили солнце, — а солнце прекраснее вас...

Сосед мой краснеет, как клюква, и смотрит сконфуженно вбок.
— Не бойся! Она не услышит: в ушах ее ватный клочок.

По тихой веранде гуляет лишь ветер да пара щенят,
Закатные волны вскипают, шипят и любовно звенят.

Весь запад в пунцовых пионах, и тени играют с песком,
А воздух вливается в ноздри тягучим парным молоком.

— Михайлович, дай папироску! — Прекрасно сидеть в темноте,
Не думать и чувствовать тихо, как краски растут в высоте.

О, море верней валерьяны врачует от скорби и зла...
Фонарщик зажег уже звезды, и грузная дама ушла.

Над самой водою далеко, как сонный усталый глазок,
Садится в шипящее море цветной, огневой ободок.

До трех просчитать не успели, он вздрогнул и тихо нырнул,
А с моря уже доносился ночной нарастающий гул...

Шмецке — близ Гугенбурга

А уже в советское время, в 1964-м году здесь жил Иосиф Бродский. Был он здесь, правда, не в сезон, зимой. И свое стихотворение назвал «Песни счастливой зимы»:

Песни счастливой зимы
на память себе возьми,
чтоб вспоминать на ходу
звуков их глухоту;
местность, куда, как мышь,
быстрый свой бег стремишь,
как бы там не звалась,
в рифмах их улеглась.

Так что, вытянув рот,
так ты смотришь вперед,
как глядит в потолок,
глаз пыля, ангелок.
А снаружи — в провал —
снег, белей покрывал
тех, что нас занесли,
но зимы не спасли.

Значит, это весна.
То-то крови тесна
вена: только что взрежь,
море ринется в брешь.
Так что — виден насквозь
вход в бессмертие врозь,
вызывающий грусть,
но вдвойне: наизусть.

Песни счастливой зимы
на память себе возьми.
То, что спрятано в них,
не отыщешь в иных.
Здесь, от снега чисты,
воздух секут кусты,
где дрожит средь ветвей
радость жизни твоей.

Самая интересная из сохранившихся деревянных дач — дача купца Пантелеева. Считается, что деревянная резьба делалась по эскизам художника Ивана Билибина

Местная церковь изначально стояла не в самом Нарва-Йыэсуу, а неподалеку отсюда — в Мерекюля. Однако если Нарва-Йыэсуу Великая Отечественная война относительно пощадила, поселок Мерекюля был практически целиком уничтожен, но церковь при этом сохранилась. Поэтому в 1949-м году эту церковь перенесли сюда, поскольку в Нарва-Йыэсуу своя церковь была разрушена.

Еще один старый деревянный дом (поскромнее предыдущих, разумеется):

А в этом доме, в котором проживал классик эстонской литературы Антон Таммсааре в наши дни находится краеведческий музей (правда во время нашего визита он был закрыт):

Рядом на участке стоит беседка, перенесенная с дачи Дмитрия Мамина-Сибиряка:

Один из дореволюционных пансионов:

На курорте был разбит парк с прудами:

Беседка хоть и современная, но воссоздана по образцу той, которая стояла до революции. В дни расцвета курорта в ней регулярно играл оркестр:

Здание Кургауза, построенное в 1913-м году по проекту одного из ведущих питерских архитекторов Мариана Лялевича:

Водонапорная башня — все что осталось от санатория доктора Круга (да и то, резервуар ее уже современный):

Еще один бывший пансион:

Копия купальни (в таких кабинках дам отвозили на глубину, чтобы им не идти по мелководью, сверкая неглиже):

И еще один литературный адрес. То ли на этом участке (если верить мемориальной доске), то ли в самом этом доме до его перестройки (если верить экскурсоводу) жил Иван Гончаров:

Рекомендованные туры компании "Серебряное Кольцо":
Карта:
Баннер:
20:55
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"