Интересная Прибалтика. Рижский югендстиль

Кто-то из блогеров написал в своем фотоотчете о Риге, что все, «что находится за границами средневековой части Риги искушенному туристу, да и неискушенному тоже — точно не понравится. Там стоят дома типовой советской постройки, которые напоминают окраину какого-нибудь российского городка».

Могу ли я себя назвать искушенным туристом? Наверное, да.

Так вот: то, что находится за «границами средневековой части Риги» мне совершенно точно очень даже нравится. Взять хотя бы «эпицентр» рижского югендстиля — улицы Alberta и Elizabetes.

Надо ли пояснять, что такое «югендстиль»? На всякий случай сделаю это.

Рижский югендстиль (также рижское ар-нуво, рижский модерн) — распространённый в Риге архитектурный стиль; около трети зданий в центре города выполнено в этом стиле, что делает латвийскую столицу городом с наибольшей концентрацией архитектурного модерна в мире. Большинство зданий в югендстиле датируются периодом 1904—1914 годов, обычно это многоэтажные многоквартирные дома. (Из Википедии).

Улица Alberta (Алберта) названа в честь немецкого епископа-миссионера, который пришел на живописные берега Даугавы вместе с крестоносцами и в 1201 году заложил Домский собор.

(Восковая фигура Алберта из музея барона Мюнхгаузена в Дунте).

Когда Рига насчитывала уже 700 лет, предприимчивые русские и еврейские купцы выкупили землю из-под находившихся тогда в этом районе огородов и пустырей бывшего Петербургского форштадта, и в течение нескольких лет была построена улица длиною всего 255 метров. На ней находятся здания, которые, во-первых, признаны памятниками архитектуры, и, во-вторых, взгляд от которых отвести просто невозможно.

Судите сами.

Автор большинства этих зданий с роскошным декором фасадов — Михаил Осипович Эйзенштейн, архитектор и корифей рижского модерна, фамилия которого совершенно неслучайно совпадает с известной на весь мир фамилией кинорежиссера Сергея Эйзенштейна.

Все просто: Михаил Эйзенштейн приходится Сергею Эйзенштейну отцом, и если бы будущий реформатор советского киноискусства пошел по стопам родителя, то, возможно, вместо «Броненосца Потемкина» мы бы восторгались архитектурными шедеврами талантливого отпрыска. В воспоминаниях кинорежиссера есть такие строчки: «Я ориентировался всегда на папеньку. С пеленок рос для того, чтобы стать инженером и архитектором».

Но, что выросло, то выросло, как говорится, а про отца его знаменитый сын написал в своих мемуарах: «мой папенька сделал себя сам».

Я не буду здесь подробно останавливаться на биографии Эйзенштейна-старшего, хотя она, безусловно, заслуживает самого пристального внимания.

Скажу только, что его коллеги, адепты северного модерна, считали, что некоторые постройки архитектора просто позорят Ригу, а сегодня наиболее экзальтированные гиды называют его «рижским Гауди».

Дома на улицах Alberta и Elizabetes строились в период бурных отношений Михаила Эйзенштейна с супругой — Юлией Конецкой, дочерью влиятельного и зажиточного столичного купца. Пара сложилась без взаимной любви: молодому Михаилу отказал отец его возлюбленной, рижский богач Мертенс, избранника Юлии также не одобрили ее родители.

Моя комната примыкала к спальне родителей. Ночи напролет там слышалась самая резкая перебранка. Сколько раз я ночью босиком убегал в комнату гувернантки, чтобы, уткнувшись головой в подушки, заснуть. И только я засыпал, как прибегали родители, будили и жалели меня. В другое же время каждый из родителей считал своим долгом открывать мне глаза на другого. Маменька кричала, что отец мой — вор, папенька, что маменька — продажная женщина. Надворный советник Эйзенштейн не стеснялся и более точных обозначений. Первой гильдии купца дочь Юлия Ивановна обвиняла папеньку в еще худшем… С кем-то папенька стрелялся. С кем-то до стрельбы не доходило...”, — такую картину происходившего в семье дал в своих мемуарах режиссер.

На фасадах зданий Эйзенштейна много женских масок, нежных, печальных и демонических. Вход в дом номер 2а по улице Alberta украшают загадочные сфинксы, а над проездом соседнего дома под номером 2 красуется необычный скульптурный декор — танцующие валькирии на головах маскаронов. Маскароны — это мужские маски, кто такие валькирии, думаю, объяснять не нужно.

В одной из женских масок на баллюстраде дома по адресу Elizabetes, 10б, которая искажена гримасой гнева, заметно сходство с женой архитектора.А чуть дальше, на торце — скульптурное изображение истерического маскарона. Выбор символов, прекрасно вписывающихся в эстетику югенстиля, всем, кто знал тогдашнюю ситуацию в семье автора зданий, был совершенно понятен.

9 мая 1912 года родители Сергея Эйзенштейна развелись после четырехлетней тяжбы. «…Потом маменька уехала. Потом увезли обстановку. Комнаты стали необъятно большими и совершенно пустыми. Я воспринимал это даже как-то положительно. Я стал спать и высыпаться».

После отъезда жены и организованной в прессе травли его творений, Михаил Эйзенштейн архитектуру оставил и больше к ней не возвращался.

О доме по улице Elizabetes, 33 с феерическим декором, один из современников Эйзенштейна, архитектор Александр Ванаг написал: «Жаль всего красивого района, жаль истраченной работы и материалов».

Но этот дом быстро заселили состоятельные рижане, а в годы Первой Латвийской независимости квартиры здесь стали снимать дипломаты из разных стран.

Ну как, заинтриговала я вас?

Не кажется вам «несредневековая» Рига окраиной российского городка?

Тогда добро пожаловать в мир рижского югендстиля, который не ограничивается, конечно, творениями Михаила Эйзенштейна и улицами Alberta и Elizabetes.

Есть еще улицы Krišjāņa Valdemāra и Antonijas, например, но о них расскажу как-нибудь в другой раз.

Карта:
Баннер:
09:09
RSS
Так ещё и Кришьяна Барона есть, да и вообще много улиц к северо-востоку от центра. Снимал я, правда, не так старательно.





И вот интересно: Дом с кошками в Старой Риге — это что? Югендстиль или эклектика? Я что-то не силён.

09:16
Александр, благодарю за фото.
До Кришьяна Барона мы, похоже, не добирались, не нашла таких домов в своей коллекции.
Что касается Дома с кошками — на мой взгляд, это модерн, но не югендстиль, он слишком «простой» для этого.
Вики пишет вот что: Дом с чёрными котами (латыш. Kaķu nams) — здание в центральной части Старого города Риги, построенное в 1909 году архитектором Фридрихом Шеффелем в стиле позднего рационального модерна.
18:06
+1
Это Югендстиль, в национальных цветах.
05:56
Т.е., все-таки югендстиль?

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"