Как грибы, тут плодились купцы, воротилы Сибирского тракта

Продолжение истории про Колывань (начало здесь).

Я хотела уже перейти к рассказу об архитектуре села, но несколько человек одновременно задали мне вопрос о названии, примерно такого толка: «Колывань. Почему такое название? Сколько помню, так называлась земля, на которой теперь находится столица Эстонии Таллин».

Я решила разобраться с этим вопросом. Оказывается, не я одна. Сотрудники Колыванского краеведческого музея ещё в 60-е годы прошлого века обращались в Томский государственный университет с просьбой разобраться в названии «Колывань» и получили ответ.

(На фото — краеведческий музей Колывани).

Весь я его приводить здесь не стану, он достаточно пространный, но суть изложу.

Название «Колывань» вызывало интерес еще в прошлом веке (имеется в виду XIX век). Это название встречается и в долине реки Обь, и на Алтае (Колыванский завод около Колыванского озера), и около города Куйбышева. Этим же названием когда-то назывался Таллин.

Мнения в академическом сообществе расходятся. Одни считают, что конечный слог — ВАНЬ содержит название воды, другие —что «виноват» родоначальник богатырей в финском эпосе, который зовется Калев и Кальван-пойк. Есть еще версия, что слово «Колывань» получилось путем слияния элементов Кол-Ивань («кол» от реки Колвы, а «ивань» созвучно таким географическим названиям, как Лобань, Холань, Молодань, есть даже озеро, которое так и называется — Ивань). В подтверждение этой версии приводится тот факт, что близ Таллина находится озеро, которое, быть может, и повлияло на возникновение этого названия.

В общем, дело ясное, что дело темное. Единственное, что более-менее точно выяснили: название «Колывань» — не исконное сибирское, оно занесено сюда очень далекими по времени насельниками, возможно, относящимися к угро-финским племенам, или к тюркским, или даже к индоевропейским.

Ученые намерены продолжать исследование топонимической загадки, а мы пока пройдемся по селу, которое называют «музеем сибирской старины».

Пик развития Колывани (уже на новом месте) пришелся на конец 80-х— середину 90-х годов XIX века. Население насчитывало к 1881 году 12091 человек. Появлялись первые небольшие заводы: четыре кирпичных, восемь кожевенных, восемь маслобойных, два мыловаренных, три свечно-сальных и три салотопных. Наряду с приезжими купцами все большую силу набирало местное купечество. Купцы же и стали первыми строить себе каменные особняки.

Но мы начнем хоть и с купеческого, но с деревянного. Это особняк купца Кроткова Ивана Ивановича на улице, которая так и называлась Купеческая (сейчас — Советская).

Иван Иванович по мелкому не плавал: он специализировался на оптовой продаже скота, мяса, рыбы. И особняк себе в 1900-м году возвел знатный.

Нижний этаж его из красного хорошо обожженного кирпича использовался под торговый зал со служебными помещениями, второй этаж из бревен «в лапу» (особенностью соединения бревен в лапу является отсутствие в углах сруба выступающих наружу концов бревен), обшитый профилированным тесом — жилой.

Карнизы, наличники, входы были богато украшены резьбой. В деревянных купеческих домах около четверти затрат на дом могло уходить на декор, резьбу.

Распоряжался своим домом купец типичным для того времени образом: «На первом этаже был самый большой в городе мануфактурный магазин. Там продавались и дорогие ткани: шелк, бархат, — и хлопчатобумажные ткани из Китая. И именно в китайское массово одевался простой народ: китайский хлопок, который везли по Сибирскому тракту, был дешевле русских ситцев из Подмосковья».

На втором этаже жил сам Иван Иванович Кротков с семьей. Едва ли у них было много прислуги — купеческие жены в основном не были избалованными дамочками.

В начале 1920-х годов здание было муниципализировано и передано детгородку.

Особняк был восстановлен несколько лет тому назад. Около миллиона рублей ушло на ремонт кровли и стропил, столько же — на замену окон, изготовленных по образцу изначальных, с сохранением исторического рисунка.

Следующий на очереди — роскошный двухэтажный каменный особняк купца Гаврилы Ивановича Пастухова на Покровской улице (сейчас — Революционный проспект). Построен в 1889 году, одно из первых жилых каменных зданий Колывани.

Кроме дома купец имел прачечную, три склада, две конюшни, кирпичную кладовую, амбар.

О скупости и жадности Пастухова в городе ходили легенды. Он занимался хлеботорговлей, до пятисот тысяч пудов зерна ежегодно. Скупал у крестьян и перепродавал в своих магазинах мясо, сало, масло и другие продукты.

Говорили, что за поддельные гири и махинации при закупке зерна Пастухов бы судим церковным судом и приговорен к посещению служб в Свято-Троицком соборе в чугунных калошах, каковые и были отлиты специально для него.

А чтобы откупиться, пообещал построить церковь. Обещание он выполнил, но церковь до наших дней не дошла.

Документально же подтвержденным фактом являются щедрые пожертвования Пастухова на богоугодные дела: за пятнадцать тысяч рублей выстроил каменное здание для двухклассного городского училища, открытого в 1880 году, и еще семь лет содержал его за свой счет, внеся в городскую управу более пятнадцати тысяч рублей.

Позднее дом Гаврилы Ивановича принадлежал Михаилу Дементьевичу Губину.

В 1990-х годах начались ремонтно-реставрационные работы, в 2000 году они были закончены внутри здания, в нём размещена районная детская музыкальная школа.

На Революционный проспект (улицу Покровскую) выходит одним своим фасадом дом известного в Сибири купца 2-й гильдии Николая Тимофеевича Орлова, торговавшего скобяными и галантерейными товарами.

Со стороны южного фасада имеется поздняя одноэтажная пристройка, в которой расположен магазин.

На фото 1931 года на этом здании видна вывеска «Колыванское сельпо».

Николай Тимофеевич дважды в 1888 и 1898 годах избирался гласным городской думы (членом собрания с решающим голосом), состоял в обществе попечения образования. Потомки Орлова рассказывали, что в его доме останавливался декабрист Муравьёв-Апостол, который направлялся с каторги на поселение в Ялуторовск (мы с мужем были в Ялуторовске, надо откопать фотографии в архивах). Впоследствии Орлов вёл с ним переписку.

В 1923 году здание было муниципализировано и по договору на 12 лет передано Единому потребительскому обществу (Колыванской кооперации).

Сейчас в доме купца находится Колыванский райпотребсоюз.

Рука бойца колоть писать устала — продолжение следует.

Карта:
Баннер:
09:12
RSS
04:06
+1
Количество промышленных предприятий в конце XIX века прямо-таки внушило уважение! И при одинаковых направлениях производства, выходит, все имели спрос на продукцию!
06:07
+1
Так ведь транспортный узел был в Колывани. Торговали по всей Сибири, от отсутствия спроса, думается, не страдали.
11:44
+1
Что-то ничего не понял из «комбинации» — г-н Пастухов покупал хлеб, а не продавал, т.е. для обмана ему нужно было наоборот, иметь более тяжёлые гири.
13:13
Если речь о газетной заметке, то там сказано, что хлеб взвешивался не 2-х пудовыми гирями, т.е. не по 32 кг., а по 75 фунтов. 75 фунтов в кг. — это 34 кг., т.е. больше, чем 2 пуда.
14:13
+1
Это в англо-американских фунтах (0,453 кг), в России же фунтом считалась 1/40 часть пуда (0,409 кг). Если газетчики подразумевали англо-американский фунт, то это странно.
06:58
Да, я как-то не сообразила. Надо подумать. eyes

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"