Мода из Харбина

Сегодня опять про моду — очень я люблю про нее почитать, посмотреть и поговорить.

Если вам эта тема уже поднадоела — можете игнорировать пост и написать мне, что хотели бы узнать про… архитектуру, например. И я переключусь. Возможно.

Но пока рекламаций не было, я продолжу, с вашего молчаливого согласия, и история у нас сегодня достаточно необычная: мы порассуждаем про моду из Китая. Но не с вещевого рынка, который в моем родном Иркутске принято называть Шанхаем или Шанхайкой.

Мы будем знакомиться с модой из Харбина, про которую я узнала на одноименной выставке в музее Новосибирска, ну и почитала потом подробнее, конечно.

На фото — сумка из перьев павлина, Харбин, 1940-е годы.

Но начну сначала.

Николай II выкупил в Китае в концессию на 80 лет территорию Маньчжурии и строил там Китайско-Восточную железную дорогу (КВЖД), чтобы соединить коротким путем Читу с Владивостоком. До того, как Российская империя начала прокладывать железную дорогу через территорию современного Харбина, там была лишь небольшая рыбацкая деревня. К завершению строительства КВЖД в 1901 году в городе проживало много русских, большинство из которых было железнодорожным персоналом.

В начале XX века Харбин напоминал Новониколаевск: православные церкви, деревянные дома, русская речь.

Софийский собор в Харбине — крупнейший православный храм Дальнего Востока (высота 53 метра), выстроенный в Византийском стиле, входит в список культурных памятников под государственной охраной и вмещает до 2000 человек.

Фото из сети.

Между городами было налажено сообщение: в Новониколаевске работало отделение Русско-Китайского банка, печатались харбинские газеты и объявления. По железной дороге шли грузы из Харбина, в том числе модные товары, ткани, контрабандные напитки.

На фото — шкатулка из Харбина, 1940-е годы.

Харбин стал самым большим местом проживания русских за пределами страны в то время. Долгое время там жили Александр Вертинский, Федор Шаляпин, Вера Комиссаржевская, пели Сергей Лемешев, Иван Козловский, исполнительница русских и «цыганских» романсов Анастасия Вяльцева.

Харбин превратился в модную азиатскую столицу и был на протяжении трех десятилетий процветающим городом с большой диаспорой эмигрантов из России.

Браслет, серебро. Харбин 1940-е годы.

Помимо активного развития деловой и культурной сторон жизни в городе, а точнее— благодаря им, в Харбин съехались лучшие портные, искусные ювелиры, купцы, дворянские семьи. Мода из Харбина в Новониколаевск доходила быстрее, чем с Запада.

На фото — утреннее платье, 1940-е годы.

Харбин даже получил прозвище «восточный Париж» за особый «харбинский шик», вызывавший зависть у советских дам. А жены совслужащих специально отправлялись туда «пошить костюмчик».

На фото — шелковый халат, 1940-е годы.

Сохранение русских традиций и стремление жить «как раньше в России» составляли уникальность Харбина, в который после революции хлынули тысячи беженцев.Город превратился в островок русского мира в Китае.

Пресс-папье (держатель для бумаг) в форме стеклянного шара, Харбин, 1940-е годы.

В Новосибирск модные веяния из Харбина шли через супруг дипломатов, чиновников, которые возвращались из Китая в элегантных нарядах. После войны это были трофейные ткани, одежда, обувь, аксессуары.

Дамская шкатулка, серебро, гравировка. Харбин, 1950-е годы.

Портсигар, серебро, 1950-е годы.

Большую роль сыграли модельеры и портнихи, вернувшиеся в Советский Союз в 40-50 годы. Например, знаменитым на весь СССР Рижским домом моделей руководила бывшая русская харбинка Александра Грамолина, опытный модельер, имевшая до возвращения в Союз в Китае дом мод The modern women. На сайте Рижского музея моды сказано: «Долгие годы художественным руководителем Рижского дома моделей была дизайнер Александра Грамолина, которая после смерти Сталина вернулась из эмиграции — из Китая».

Блистательной моделью в доме моды Александры Грамолиной в Китае была балерина, танцовщица, одна из самых ярких поэтесс «русского Китая» Ларисса Андерсен.

После создания КНР — в 1949 году — китайские коммунисты начинают выдавливать русских из Харбина.

Рассказывает куратор выставки Ирина Хлебникова, историк моды, сотрудник музея Новосибирска:

Сталин провозглашает известный лозунг: «Родина ждет своих дочерей и сыновей!», посеявший споры и в эмигрантских семьях. Мне известна такая семья, которая в результате разделилась: сестра осталась в Харбине, а брат уехал в СССР. Он был непростым человеком — музыкантом, настройщиком пианино, работал у Шаляпина. Известно, что до советской границы репатриантов везли в дипломатических вагонах, а на границе пересаживали в «зэковские» и отправляли на целину, в лагеря, то есть на совершенно постылую жизнь. И чтобы предупредить других, дать понять своим друзьям и близким, которые только собирались вернуться на родину, что их ждет, они писали зашифрованные письма. Например: «Мы здесь устроились нормально, но вам сюда надо ехать, когда Оленька замуж выйдет», а Оленьке-то еще полтора года — и те, кто читал письма, понимали, что это западня. «Да, устроились нормально, но прежде чем сюда выезжать, спросите у тети Греты, что она скажет». А тетя Грета уже 10 лет как умерла. Так потомки брата, про которого я рассказываю, осели в Новосибирске, а сестра, не поверив сталинским призывам, осталась в Харбине.

Русских сначала выдавили из Харбина в Шанхай, где они успели обосноваться, кто-то обзавелся своим бизнесом. Но потом и там им поставили условие: в течение двух суток собрать свои вещи и покинуть город. С детьми и остатками пожиток, на ледяной палубе линкора они отправились на необитаемый остров Тодэбао, принадлежавший Филиппинам.

Ирине Хлебниковой посчастливилось в 2016 году в Сан-Франциско встретиться с той самой женщиной, брат которой выехал в Союз, а она сама осталась в Харбине. Звали ее Наталья Саттон, и на момент встречи ей было уже 98 лет.

Наталья рассказала, как бежала из Шанхая с полуторагодовалым ребенком на открытой палубе линкора, как она спасалась с ребенком на Тодэбао, как потом уехала в Сан-Франциско. Для выставки в Новосибирске она передала через своих родственников личные вещи: утреннее шелковое платье, халат, покрывало, сумочку из павлиньих перьев.

Эти вещи представлены на выставке, и я показала их вам на фото.

Футляр для очков, Харбин, 1940-е годы.

Вот такая история про Харбин, про моду и про жизнь.

Дамская сумочка с нефритом на фермуаре. Текстиль, вышивка мулине, Харбин 1950-е годы.

Карта:
Баннер:
09:53
RSS
21:02
+1
Очень интересно, а еще с Харбином связана судьба Бориса Николаевича Абрамова, который написал много книг, являлся принятым учеником Рериха Николая Константиновича и Елены Ивановны. Ему тоже пришлось покинуть Харбин, если не ошибаюсь в 50-х годах и сложно было получить жилье в СССР, жизнь он закончил в городе Венев, Тульской области…
09:22
Благодарю за интересный комментарий. Про Бориса Абрамова до этого не знала, обязательно почитаю дополнительно.
Низкий поклон Вам.

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"