Нет в России дороги дороже той, что вечно ведет в Колывань!

Здорово писать, как сейчас модно говорить, «в стриме» (stream c английского — поток). Т.е., когда эмоции свежи, мысли опережают друг друга, слова льются легко.

А мне про Колывань так и пишется до сих пор, хотя несколько дней уже прошло после нашей с мужем поездки туда.

Сегодня продолжу рассказ о славных представителях купечества Колывани, но рассматривать пойдем, в порядке разнообразия, деревянные дома.

Про дом купца Ивана Ивановича Кроткова я уже писала здесь, но не он один предпочел тепло деревянных стен роскошному, но холодному камню.

Солидарен с Иваном Ивановичем и купец Лапин Афанасий Герасимович, построивший в 1903 году двухэтажное деревянное здание на каменном фундаменте.

Был Афанасий Герасимович скотопромышленником и, судя по дому, имел недурной доход. К тому же красоту понимал и ценил: у дома уникальный декор обработки углов: лопатки с «фестонами» — полукруглыми выпилами — характерные для стиля «деревянный ампир».

После революции дом был муниципализирован и передан агроучастку.

Под стать ему дом купца 2-ой гильдии Титова Дмитрия Михайловича, «коллеги» Афанасия Герасимовича — тоже скотопромышленника, построенный в 1908 году.

Возле ворот колол дрова хозяин, а я почему-то не подошла к нему и не расспросила про дом. Зря.

Но зато я нашла замечательный рассказ Людмилы Пильноватых про это здание. Приведу из него некоторые выдержки.

«Этот дом — подлинное украшение, памятник архитектуры регионального значения. У него богатая история. Постепенно он приоткрывает тайны даже в наши дни.

Кто только не ходил по его комнатам. И семья купца Д.М. Титова, и работники, разделывавшие туши животных в подвале (об этом говорит крюк в потолке, сохранившийся под завалом мясницкий нож).

Обживали это здание и работники НКВД (найдены карточки осуждённых «врагов народа»), и малые ребятишки, так как в 50-х годах в доме были ясли.

С 90-х годов дом отдали под квартиры».

«Передо мной ещё одна газетная статья. Оказывается, в Колывань приезжали внуки Дмитрия Михайловича Титова. Его в свое время успели предупредить о карательной операции в городе, и он, бросив всё, успел с семьёй уехать. Осели в Казахстане. От голода спасала бабушкина швейная машинка, с которой она не смогла расстаться во время бегства. Всю жизнь мечтали бабушка с дедушкой увидеть родные широкие улицы, бор, который был виден из окон дома, храм. Всё это они любили и помнили до самой смерти».

«Вот такой дом есть в Колывани, стоит он на пересечении двух широких улиц, радует проходящих резьбой наличников, напутствуя идущих к храму… Спасибо всем, кто его построил и украсил, всем, кто сохранил его для потомков, кто бережно хранит историю и культуру предков».

По-моему, лучше не скажешь.

Буквально напротив дома купца Лапина — одноэтажный жилой дом с замечательным деревянным декором.

Адрес его — Ольги Жилиной, 61, но, к сожалению, дополнительной информации об этом доме я не нашла, поэтому просто любуемся.

Дом купцов Куташевых на Купеческой (Советской) улице в мой список при подготовке к поездке почему-то не вошел. Но на месте в поле нашего зрения он попал, был запечатлен тщательно и всесторонне.

«Первоначальная планировка большого купеческого дома была построена по коридорной схеме с организацией двух входов. Главный вход решен через пристройку с западной стороны. Выход к дворовым постройкам осуществляется через пристройку на южном фасаде. Позже планировка дома была изменена с приспособлением под жилье на два хозяина. Отделка помещений поздняя».Год постройки —1910.

В описании характеристик этого дома я наткнулась на примечание, что дом построен «в обло». Оказывается, рубка «в обло» означает, что бревна выводят за границы угла на 25-30 сантиметров. Это позволяет защитить стены и углы дома от дождя и ветра как раз этими выступающими частями бревен. Кроме того, сруб, выполненный таким образом, считается наиболее устойчивым.

На века строились колыванские купцы, судя по всему.

Еще один дом, который отсутствовал в нашем первоначальном списке, но не остался незамеченным по приезду.

Расположен он в центральной части Колывани, прямо напротив дома купца Орлова.

Это дом Владимира Ефимовича Паисова, прасола, торговца железными и скобяными товарами.

Тут я прервусь, потому что мне срочно нужно разобраться, кто такой прасол. Второй раз уже мне это слово попалось, не могу оставить без внимания.

В “Толковом словаре живого великорусского языка” Владимир Даль дает такое определение:

Прасол — скупщик мяса и рыбы… для розничной, мелочной распродажи.

Прасолы ездили по деревням и селам, скупая животных, которых хозяева планировали забить. В дальнейшем скотина забивалась, и парное мясо продавалось по более высокой цене. По сути, те же самые перекупщики — купить подешевле, продать подороже. Оставалось только выйти с товаром на ярмарку самим, или стать оптовиками того времени. То же самое и с рыбой в тех местах, где она водилась в изобилии.

А знаете ли вы, что представителем профессии, называемой этим, давно забытым словом, был Кузьма Минин? До того, как возглавить народное ополчение, он мирно торговал в Нижнем Новгороде рыбой и скотом.

Между прочим, дом Паисова я «вживую» не сразу признала, как старый. Оказывается, в 2017 году в нем были начаты реставрационные работы.

А выглядел раньше вот так.

В начале 1920-х годов дом был изъят у владельца и передан под «детгородок» (детский дом).

Кстати, увидев, как я упражняюсь с фотокамерой, снимая дома Орлова и Паисова, ко мне обратился молодой человек, сидящий на скамейке на улице Московской. Разговорились о том, о сем, и он рассказал мне интересную историю.

В Колывани ходят слухи о том, что дома купцов были соединены между собой системой подземных ходов. Мужчина с коллегами как-то устанавливали металлические ворота в кафе, находящемся в соседнем от дома Паисова здании.

Копая землю, чтобы заглубить опорные конструкции ворот, они докопались до старых кирпичных сводов, в которых как раз и заподозрили те самые ходы. Молодой человек сказал, что, по воспоминаниям стариков, ходы вели еще и к церкви, но не к Свято-Троицкой, а к другой, которая сейчас не сохранилась (?).

Я нашла подтверждение его словам в статье про Колыванский музей, точнее про его переезд в дом купца Жернакова в 2015 году.

Цитирую: «В историческом центре, у бывшей Соборной площади, находятся дома зажиточных купцов. В одном из них были обнаружены подземные ходы, отделанные кирпичом, и ведущие к площади».

Из какого дома и куда вели подземные ходы, будем разбираться в следующий раз.

Не переключайтесь.

Карта:
Баннер:
09:02
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"