"Старая финская изба" от Ларса Сонка

«Нас утро встречает прохладой…», --хотелось напевать мне, когда я бодро шагала от метро «Озерки» к месту посадки в автобус, отправляющийся в тур «По журавлиной реке». Забегая вперед, хочу сказать, что день в Карелии нас встретил дождем, а в Лахденпохье-настоящим ливнем. Но какое это имеет значение, если в путешествии тебя ждет северный модерн, а гид в поездке-Станислав Балаценко.

Начну со Станислава. Карелия-его «родное» и любимое направление, и гид наш был в ударе. И Калевалу мы читали, покатываясь над остроумными комментариями Станислава о процедуре создания земли богиней Ильматар, и тому, как швед ДелагAгарди сначала был французом ДелагардИ удивлялись, и пленников крепости Корела всем сердцем жалели. Все наши нужды и чаяния Станислав учел, и кое-кто (а точнее, многие) поздним вечером угощали своих родственников сигом г/к and other из коптильни «Акуловка».

По поводу образной речи Станислава у меня отдельный сказ. Еще когда я училась в институте, мы с подружками завели так называемый «Словарик юного кибернетика», в который заносили все перлы наших преподавателей. В поездке в Карелию я завела «Словарик далеко не юной путешественницы» и вписала в него столько «речевых модулей» от нашего гида, что разучивать их мне придется не один день.

«Стремительным домкратом вперед» мы двигались по Ленинградской области, а на границе с Карелией нас поджидали пробки в связи с ремонтом дорог, о которых нас заранее уведомил наш «капитан Очевидность». Так что, если хотите путешествовать в хорошем настроении, весело смеясь, даже если что-то не складывается в пути--welcome на экскурсии с Балаценко. Можно ездить, а можно и ходить: Станислав водит пешеходные экскурсии по Питеру. Я, правда, на них еще со Станиславом не была (бывала с Ильей Кудельским), но намерена однозначно там отметиться. И блокнот с собой возьму потолще.

От дифирамбов гиду перехожу к дифирамбам северному модерну. Мои опусы на заданную тему можно почитать здесь и здесь. А сегодня мой рассказ пойдет про усадьбу Андерсиненмяки, построенную по проекту именитого финского архитектора Ларса Сонка.

Про самого архитектора очень хорошо и подробно написано у Ксении Самариной. Я не стану повторяться и расскажу про сам дом и его владельцев—бывших и нынешних.

В посте про музей «Кирьяж» я писала о Кроноборгском сельскохозяйственном институте, в котором преподавали «король лишайников» Вели Рясянен и отец второго президента Финляндии Эвальд Кристиан Реландер. Управляющим хозяйством института был Карл Йоел Сонк, который приходился двоюродным братом Ларсу Сонку, и владел окрестными земельными угодьями. Именно для него и спроектировал зодчий прекрасный дом на холме Андерсиненмяки, где раньше располагался хутор семьи Андерсенов.

Здание в стиле национального романтизма было построено в 1914 году.

Семья Сонка проживала в доме с 1915 по 1919 гг. Затем предположительно до 1939 года здесь жил агроном Сипиль.

Во время советско-финской войны в доме был развернут госпиталь.

После войны в доме размещались детские ясли и гостиница для проживания сезонных рабочих. Конечно, ни работников дошкольного учреждения, ни вахтовиков сохранность усадебного дома особо не волновала, о его культурной и исторической ценности они, я думаю, даже не задумывались. Дом постепенно приходил в упадок и запустение. Потом его и вовсе забросили.

Фото дома 1989 года.

Когда дом решила приобрести по сходной цене семья пенсионеров из Петербурга, жители деревни именовали его «старой финской избой», и никаких документов о том, что это памятник архитектуры, естественно, не было и в помине.

Время это было лихое-1991 год, племенной совхоз в Куркиеки приказал долго жить, жители деревни были озабочены проблемами выживания, и старый дом решили снести «на дрова». Ивановым сказали, что в красивом месте стоит изба в руинах, стоит дешево, и они решили приехать и посмотреть.

«Я как вошла в этот дом, он мне так понравился, я думаю: «Я здесь отремонтирую, ну не знаю, как-нибудь…и буду ходить в длинном платье из угла в угол барыней такой», --делилась Лидия Евгеньевна Иванова, нынешняя хозяйка усадьбы, своими впечатлениями того времени. Говорит, что полюбила это здание с первого взгляда и с первого шага по его прогнившим половицам, и называет себя «жертвой любви» --ради дома она вместе с супругом Анатолием Филипповичем перебралась в Куркиеки из Петербурга.

«Мы сначала хотели перевезти дом этот под Петербург, чтобы к городской квартире поближе, а то в Куркиеки ездить очень утомительно. Но потом присмотрелись к зданию получше и поняли, что оно при перевозке, даже если не развалится, то совершенно потеряется в банальной дачной застройке. Дом этот идеально вписан в пейзаж – поставлен на лесистой горе, раньше здесь был хутор Андерсенов, поэтому и усадьба стала называться Андерсиненмяки – холм Андерсена. И поэтому мы с мужем решили оставить дом на месте».

Анатолий Филиппович умер вскоре после переезда в Куркиеки. Приводить усадьбу в порядок Лидии Ивановой пришлось в одиночку.

«Выглядело это все, откровенно говоря, ужасно – сад захламлен, вокруг практически деревенская свалка, а дом просто разваливался: оконные рамы без стекол сгнили, полы провалились, печки рухнули».

Работать приходилось от зари и до зари, вдобавок в стране рушился привычный уклад жизни, обесценивались деньги, задерживали пенсию.

На протяжении 8 лет, с 1991 по 1999 год Лидия Евгеньевна восстанавливала полы, потолки (они сохранились на момент покупки только в двух комнатах), окна, двери, стены, печи, внутреннюю лестницу. Пришлось прибирать и за предшественником-совхозом: вывозить сваленные на территории усадьбы старые механизмы, покрышки, металлолом. Свалку «разгребали» два года. Были частично снесены старые и разрушенные хозяйственные постройки.

Никита Иванов, внук хозяйки и наш гид по усадьбе Карла Сонка рассказал нам, встретив группу в саду усадьбы, что стиль национальный романтизм, в котором построен дом, имеет свои отличительные черты.

Во-первых, при строительстве использованы натуральные местные материалы. Основание дома-массивный гранитный фундамент, стены выполнены из полубруса и обшиты снаружи вертикальными досками. Крыша дома весит порядка двух тонн, так как каждая черепичина весит 2 кг.

Во-вторых, согласно требованиям стиля, здание обязательно вписывается в местный естественный ландшафт.

Но о том, что это не просто дом, хозяйка узнала, можно сказать случайно: решила выяснить его прошлое, когда принимала решение о реставрации.

Никита рассказывал, что здесь часто ездили финские автобусы. В одном из таких автобусов приехал 88-летний внук Карла Сонка, который, наверное, думал, что он будет ходить по камням, оставшимся от дома, и только представлять, как здесь все было раньше, а увидел, что дом стоит, и все процветает.

Вернувшись в Финляндию, он собрал все планы, схемы, архивные фотографии и прислал их новым хозяевам. С их помощью и начали восстанавливать дом. За прошедшие годы удалось сделать многое: в комнатах появились полы и потолки, новые двери и окна, залатали черепичную крышу, заново обшили и покрасили стены.

Починили старинные печи, всего их 11.

Снизу и сверху на этой печи сохранилась финская облицовка, а посредине--плитка советских времен, то, что удалось подобрать.

Сегодня усадьба Ларса Сонка предлагает экскурсантам не только осмотр дома и прогулки по окрестностям, но и возможность отобедать (летом-на свежем воздухе), что мы с удовольствием и сделали. Гороховый суп, домашняя котлетка с кашей «Дружба» из чугунного горшка, салат из хрустящей капустки и смородиновый морс из ягоды, которая только утром «на кустах висела». Путешественники ели с аппетитом, так что «за ушами трещало», еще и добавки просили, а Лидия Евгеньевна и Никита только успевали подкладывать и подливать.

Готовится вкусная еда на вот этой старинной печи.

Фото из группы усадьбы ВКОНТАКТЕ.

Этот дом не так знаменит, как другие архитектурные шедевры Ларса Сонка, о которых гостеприимные хозяева нам тоже рассказали.

По рассказам очевидцев, он неуловимо напоминает виллу Айнола композитора Яна Сибелиуса в Ярвенпаа: такие же большие окна, похожи гостиная и столовая. Я, к своему большому сожалению, на вилле Айнола пока не бывала, но в сентябре такая возможность есть: тур в Финляндию «Великолепное трио Финляндии. Усадьбы Сибелиуса, Халонена, Галлен-Каллелы».

Дизайном интерьера Лидия Евгеньевна занималась сама. Подобрала обои и шторы, а старинную мебель помогли собрать родные и знакомые. Люстру прошлого века ей подарил приятель.

В 2000 году дом Карла Сонка признали памятником архитектуры республиканского значения. Здесь организовано негосударственное учреждение «Усадьба» с гостиницей и музеем, в котором недавно, например, прошел фестиваль «Петроглиф-2018», собравший писателей из разных уголков России.

Лидия Евгеньевна получила за свою работу немало дипломов, самый ценный—«За сохранение культурного наследия».

Возле дома—уникальные лиственницы разных видов, им, как и дому, больше ста лет. И прекрасные яблони, которые в этом году буквально усыпаны румяными плодами.

Усадьба предлагает возможность пожить в исторических стенах, подробнее познакомиться и с домом, и с поселком Куркиеки.

Бронирование возможно на Booking.com или в группе в ВКОНТАКТЕ.

С использованием информации из групп ВКОНТАКТЕ Viestit – Karjala и Усадьба Ларса Сонка. Дом-музей. Карелия. Куркиеки.

Рекомендованные туры компании "Серебряное Кольцо":
Карта:
17:46
RSS
Комментарий удален
08:28
+1
Спасибо за открытие! :)
09:16
Светлана, искренне и с удовольствием для Вас! rose

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"