Таких блаженных мест чудесное начало в старинны времена богам принадлежало

В Эстонии около 1000 замков и усадеб. С моим интересом к архитектуре, интерьерам, печам и прочая, и прочая эта страна — просто земля обетованная.

В поездке «Ожерелье Таллинна: замки и усадьбы» я посетила один из замков — Шлосс Фалль — и усадьбу (мызу) Сауэ.

Начну как раз с нее, тем более что мыза Сауэ признана одним из самых прекрасных и ценных мызных комплексов не только в Эстонии, но и во всех странах Балтии.

«Почему мызный комплекс?», — спросите вы. Потому что сюда входят помимо главного здания, площадь которого, на минуточку, 900 кв.м., еще и две надворные постройки, ледяной погреб, английский парк, раскинувшийся на 17 гектарах, и сенокосы (их мы осматривать, конечно, не стали).

Первым владельцем мызы, о котором хоть что-то известно, был Реммерт фон Шаренберг, член ливонского ордена, комтур Таллина в 1533-1549 годах.

Тут мне пришлось остановиться и разобраться, кто такой комтур. Для нашей истории это, возможно, совершенно неважно, но мне стало интересно. Эх, спросить бы у Романа Петрова, он бы на раз пояснил. Но придется разбираться самой. Вот как люди жили без интернета?

Комтур — это брат-рыцарь, который управлял определённой областью орденского государства. На него возлагались церковные, административно-хозяйственные и военные функции, подчинялся он, в свою очередь, ландмейстеру (провинциальному магистру) этой области. В военное время комтуры становились во главе отрядов орденских братьев, которые несли службу в округах, и таким образом формировали своеобразный командный состав старшего звена. Положение и должность обязывали его сражаться в первых рядах, показывая пример остальным.

Что-то вроде губернатора, главнокомандующего и епископа в одном лице, видимо, только в доспехах.

Вот комтур, правда, тевтонского ордена, но для понимания достаточно, я думаю.

(Фото из сети)

Реммерт фон Шаренберг родом был из Вестфалии, право на владение леном (в средние века лен – поместье или владельческое право) получил непосредственно из рук королевы Дании Маргариты. До поселения в Сауэ отметился в Нарве, где был фогтом (о, Господи, опять лезть в словарь, но уж одним махом разберемся и с фогтами, и с комтурами).

Фогт — в средневековой Западной Европе светское должностное лицо в церковной вотчине, наделенное судебными, административными и фискальными функциями. Чиновник, в общем.

Умер Шаренберг в 1549 году, похоронен в церкви Нигулисте в Таллине, куда многие туристы из нашей группы ходили на органный концерт (мы со Светой в это время посещали интерактивный театральный музей NUKU, впечатлившись накануне его витринами).

С первым владельцем разобрались, едем дальше. Для вдохновения фото из главного здания мызы.

В начале XVII века мызу приобрел Бернхард фон Шаренберг, любитель жениться и жертвовать на церковь. Храму в Кейла он презентовал в 1632 году резной алтарь, выполненный одним из самых искусных эстонских резчиков по дереву того времени Тобиасом Хейнце. На крыльях алтаря изображены Шаренберг и его вторая жена Анна фон Розен.

Владелец мызы успел жениться еще раз и подарить храму Олевисте новую кафедру.

Видимо, благодаря трем бракам и регулярным подношениям церкви, прожил он почти сто лет.

В последней трети XVIII века мыза Сауэ перешла к Фридриху Герману фон Ферзену. Для переустройства мызы он пригласил губернского архитектора Иоганна Шульца, уроженца Германии, автора замка Тоомпеа, мызы Роосна-Аллику, замка Пелеш и др.

Кроме навыков архитектора, он очень хорошо владел искусством гипсовой штукатурки, которое он применил в декоре мызы Сауэ.

Видимо тогда же в доме появились и потрясающие печи работы итальянских мастеров. Про них я расспросила нынешнюю хозяйку, она-то и сказала мне, что печи относятся к XVIII веку.

В конце XVIII века мыза опять сменила хозяев. На этот раз в качестве залога она перешла к владельцу еще одной усадьбы — Саку — князю Фридриху фон Ребиндеру. Князь с супругой поселились в Сауэ основательно, здесь родились их дети. И даже будучи уже весьма пожилыми, они не захотели переезжать в Саку, где дети отстроили новое главное здание, и оставались в Сауэ.

После этого мыза еще пару раз переходила из рук в руки, пока в советское время здесь не разместился дом престарелых. Фантазия чиновников на предмет практического применения усадьбы была весьма богатой, поэтому дом престарелых сменили последовательно: больница для хронических алкоголиков, контора объединения «Эстсельхозтехника», детский сад, городская управа и конторские и производственные помещения фирмы SAUREM.

В 1995 году мызу вернули дочери последнего хозяина Йоханнеса Эрма — госпоже Элге Вийлуп, которая, в свою очередь, продала мызу семье Крийза. Эта семья владеет Сауэ сейчас.

С хозяйкой дома Хельги мы познакомились во время экскурсии. Она недавно перенесла операцию по установке эндопротеза, но сбежала из больницы, чтобы встретиться с туристами из России. «В больнице скучно, а здесь мне интересно», — смеясь, говорит Хельги. Она рассказала, что много занимается рукоделием, сама делает сувениры и очень радуется, когда в усадебном доме бывают гости.

Потрясающего оптимизма и энергетики человек. Вот она на фото, снимок сделан с ее согласия.

Семья Крийз отреставрировала главное здание усадьбы, и теперь здесь принимают туристические группы и сдают помещения под разные торжественные мероприятия.

Также на мызе открыта мини-гостиница на 4 номера. Ещё в главном здании усадьбы Сауэ работает банный спа-комплекс, включающий в себя сауну, джакузи и паровую баню. А в интерьерах можно проводить интересные фотосессии.

Фото из сети.

На прощание госпожа Хельги пригласила меня приехать зимой, когда в доме топят печи. Сидеть в старом удобном кресле, смотреть на огонь и вести уютные неспешные разговоры.

Тускнеют угли. В полумраке

Прозрачный вьется огонек.

Так плещет на багряном маке

Крылом лазурный мотылек.

Видений пестрых вереница

Влечет, усталый теша взгляд,

И неразгаданные лица

Из пепла серого глядят.

Встает ласкательно и дружно

Былое счастье и печаль,

И лжет душа, что ей не нужно

Всего, чего глубоко жаль.

Афанасий Фет.


Надо ехать.
Карта:
13:05
RSS
16:39
+1
Однако, история усадьбы в «эстонский» период интересным образом «замылена» ) 1918 — независимость независимостью, а декрет дедушки Ленина «О земле» никто не отменял. В 1919 — землю крестьянам, усадьбу государству. А государство дарит усадьбу «за заслуги» упомянутому Йоханнесу Эрму — полководцу освободительной войны. Чтобы было понятнее — это типа нашего Будённого или Ворошилова. И в 1995 возвращает его дочери. В общем, в 1919 году отобрали «правильно», а в 1940 — «неправильно», и вернуть нужно тому, кому подарили в 1919 — вольная, однако, трактовка права собственности sad
17:36
Думаю, тут основной акцент — кто именно «отбирал». Отбирали те — правильно, не те — не правильно crazy .
С такими трактовками не только в истории Эстонии можно столкнуться sad .
21:41
+1
Интересно, возврат такого имущества как сложно происходит?
А посидеть возле каминчика на таких креслицах хочется…
10:36
Поехали сидеть у камина в январе или феврале? В декабре не могу — все расписано. Насчет возврата, сорри, не в курсах, как это в Эстонии происходит.

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"