Тур на Аландские острова

Группа по интересам: Финляндия и Скандинавия

Одна из интереснейших программ «Серебряного кольца», настоящее трехдневное путешествие — тур на Аландские острова. Это совершенно особенная территория в Балтийском море, архипелаг, административно принадлежащий к Финляндии, но эта местность заселена шведами и имеет свое собственное законодательство — этакое государство в государстве, демилитаризованная моноязычная зона.

Сорок тысяч островов! И на них — всего двадцать шесть тысяч жителей. Каждому хватило бы по острову и еще осталось бы! Собственно, население Аландов вовсю этим пользуется — очень большому числу семей личным транспортом служат не только автомобили, но и лодки, и на выходные они отплывают на очередной необитаемый остров. Очень неприличным считается высадиться веселой компанией на острове, где уже пирует другая компания, — «что, свободного острова, что ли, не нашлось?!».

Начинается наше путешествие на Аланды еще с материковой Финляндии. Петербург мы с группой покинули на закате, ночью прошли все формальности и границы, а рассвет встречаем в городе Турку, сделав первую остановку у высокого и величественного Кафедрального собора.

Это портовый финский город, выросший в конце XIII века в устье реки Аура. Вплоть до начала XIX века, когда Финляндия вошла в состав Российской Империи, Турку носил статус столицы, был экономическим и культурным центром, и само его название связано с древнерусским «торг».

За короткий утренний час мы успеваем обойти его исторический центр по обеим сторонам реки Аура. В реке плавают утки: маленькие живые и огромные искусственные, а через реку ведет сияющий мост из светящихся стеклянных пластин.

Турку даже в утренний час производит приятное первое впечатление. Мы успели протестировать экскурсионную аудиосистему — радиогид, когда ведущий рассказывает о городе в микрофон, а группе выдает специальные наушники, и тогда экскурсантам не приходится стоять вокруг него, и во время лекции они могут расхаживать по окрестностям, искать удачные ракурсы или просто заглядывать за угол. Вот так, отстав от группы и сунув нос во двор городской библиотеки, я нашла прекрасную желтую корову, сложенную из рельса! Значит, и с современным искусством в турку порядок. В общем, туда я решила потом вернуться для более близкого знакомства с городом — все-таки Турку совсем недалеко от границы и сделать это будет несложно.

А пока — мы двинулись в порт, чтобы сесть на паром и отправиться в столицу Аландских островов Мариехамн.

Из всех 26 000 жителей Аландских островов в Мариехамне живут 11 000. Все они говорят по-шведски, но при этом в денежном обращении евро. Преступность в городе стремится к нулю, последнее убийство было совершено больше десяти лет назад, и до недавнего времени в городе было всего двенадцать копов и три полицейских машины — до тех пор, пока финские жулики не решили воспользоваться этой ситуацией. Они наняли три финских тусовки отморозков и заплатили им, чтобы те устроили ДТП с дракой в трех разных концах города. Полицейские машины разъехались по адресам, в это время грабители вошли в здание центрального городского банка и, пригрозив поддельным оружием, забрали всю наличность.

С тех пор количество нарядов увеличили вчетверо — но вот новой нагрузки не появилось, поэтому работа мариехамнского полисмена остается одной из самых скучных городских работ. Даже о таком развлечении, как периодические дорожные рейды с проверкой документов, власти сообщают в газетах за три дня, чтобы все горожане успели к ним подготовиться, а камеры и суды остались благостно пустовать.

В Мариехамне — замечательный Морской музей. Вся история шведского кораблестроения — в целом и в деталях, в макетах и моделях, а, главное, в оригинальных частях судов, сохранившихся многие и многие века.

Оказывается, у шведских моряков была такая традиция — когда судно приходило в полную негодность, капитан мог забрать его части себе. Носовые фигуры могли украсить его дом, а капитанский салон — и вовсе стать отдельным домом! Такой салон всегда был достаточно комфортабелен, порой демонстративно шикарен — потому что пока судно стояло в порту, салон становился офисом, где капитан принимал брокеров, представителей судовых компаний, в общем, всех, на кого нужно было произвести впечатление, чтобы получить контракт. А в море этот салон полностью принадлежал капитану, становился его столовой, кабинетом и спальней.

Как в любом современном музее, здесь хватает интерактива. Можно залезть на мачту, научиться вязать морские узлы или подавать сигналы морскими флажками, отыскать у самого пола маленьких корабельных мышей, играющих в карты (и одна из них жулит!)

А главное сокровище мариехамнского Морского музея — настоящий пиратский флаг — как видите, совсем не черный, а золотистый, и шитый золотой нитью. Один из двух Веселых Роджеров, оставшихся во всем мире!

По Мариехамну хорошо гулять. Много уютных аллей и домиков с резными фасадами, вдосталь местечкового хюгге — каждый хозяин стремится дать дому хотя бы маленькую деталь уютной особенности. Прибитый к забору сапог, из которого растет лаванда. Стоящая перед порогом велокорзинка с золотой светящейся гирляндой. Тотемный столб в саду — я думаю, раньше здесь просто росло дерево, но после того как ветви его погибли, хозяин не стал выкорчевывать ствол и вырезал на нем индейца и сову. И — путешествуйте в Скандинавию в сентябре — все-все вокруг засыпано яблоками, ешь не хочу.

В Мариехамне есть кирха, в которую мы, увы, не попали, зато нам открылась смотровая площадка, путь на которую лежит вверх по гранитным скалам и трещинам между камнями. Высота, простор и ветер! А местные мальчишки приезжают туда тренироваться в — довольно лихом, судя по следам от шин — вождении.

А ночью так здорово сидеть на ветреной набережной, где — ни души, аландцы рано прячутся по домам, и иногда лишь ветром приносит морскую птицу, и все светится вокруг.

Если пройти дальше по этому берегу — уже с утра, когда ночь и дождь снова сменятся солнцем, можно совершенно беспрепятственно забрести в старинную рыбацкую деревушку, которая действует до сих пор. Эти разноцветные лодочные сараи на ножках стоят прямо над водой, каждый из них издревна принадлежит какой-нибудь из местных шведских семей.

Кстати сказать, красный цвет, который так характерен для скандинавских строений, имеет свои исторические корни — некогда один из строителей, живших в сыром прибрежном городе, изобрел состав краски, позволявший древесине как можно дольше не гнить даже в суровых погодных условиях и не поддаваться древоточцам, и ярко-красный оттенок был скорее побочным действием защитного средства. Сейчас, когда технологии скакнули вперед, пигмент этого оттенка остался лишь данью традиции.

В этот же цвет выкрашена и мариехамнская верфь, постройка удивительной формы. В ней строились и до сих пор строятся рыболовные лодки.

А из частей старых кораблей здесь строят кафе. Получается очень романтичный вид. И, опять же, — даже донельзя прохудившаяся лодка плоха как лодка, но еще надолго останется прекрасна как песочница!

А то, что не смогло пригодиться в интерьерах, лежит здесь под навесом хотя бы как исторический объект. Это — обломки кораблекрушения прошлого века.

И еще, на самой кромке береговой косы, уходящей вдаль, стоит морская часовня всех святых и всех религий. В ней нет икон, но есть чаша, в которой можно совершить крещение или омовение, есть тишина, в которой можно произнести любые кажущиеся уместными слова — когда речь идет о благополучном возвращении из безбрежных вод, дележка богов неуместна.

После рыбацкой деревни Мариехамна мы отправились в замок Кастельхольм, где представлена средневековая история Аландских островов. Этот замок впервые был упомянут в хрониках 1388 года, но точная дата его основания до сих пор неизвестна. Эта грандиозная постройка долго время была административным центром Аландских островов, а также служила шведскому королю резиденцией во время охоты.

Бродя по замку, можно увидеть множество персонажей, каждый из которых по-своему рассказывает о жизни, которая в средневековье царила в этом замке. Строители — о технологиях поднятия камней на высокие замковые стены. Кухонные ведьмы — о рецептах, как обычных обеденных, так и колдовских.

Внутри сохранившейся части замка всё рассказывает о правителях, сменявших друг друга в этом замке, об их непростых отношениях и быте — от темной каморки под самой крышей, где на долгие годы был заточен Эрик, старший брат Юхана III, третьего шведского монарха после обретения страной независимости, — до того, какую сторону комнаты занимали женщины рукодельницы (лавки около светлых окон), или на каких овечьих шкурах — брошенных на жесткий сундук — восседали те, кто оказывался достоин приема в Главном зале.

И можно примерить кольчугу.

И еще один важный элемент: к моменту, как замок начали восстанавливать, у его стен со стороны трапезной скопилась гряда костей высотой в четыре метра. По метру за век.

Кроме того, под замковой стеной расположилась усадьба Яна Карлсгордена — этнографический музей с принципиально бесплатным входом, где можно увидеть дома, привезенные из разных коммун Аландских островов, познакомиться с бытом местных жителей. Очень уютные комнаты; хлева, как будто опустевшие полчаса назад. А на следующей фотографии — конная мельница, которую приводили в движение восемь лошадей, поэтому мельник не зависел от ветра.

И — новые закаты, и снова на паром, пора домой. Это было увлекательное приключение, спасибо!

Баннер:
15:43
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"