Древние предания Водской пятины

Рассказ о впечатлениях от авторской экскурсии Василия Копышенко «Древние предания Водской пятины» стоит начать с пояснения терминов.

«Пятиной» (буквально, «пятая часть земли») называли административно-территориальную единицу в различных славянских государствах с глубокой древности. Территория между реками Волхов и Луга, населённая племенем водь, с XII находилась под властью господина Великий Новгород. Водская пятина разделила судьбу всех северных приграничных земель, перейдя к Швеции по Столбовскому мирному договору. В ходе Северной войны Пётр I вернул их России, Водская пятина вошла в состав Ингерманландской губернии.

Ближайшие соседи води, входящие в ту же, что и они, финно-угорскую группу племён – ижора. К сожалению, сейчас оба этих древних народа находятся на грани исчезновения. Благодаря энтузиастам память об их прошлом, обычаях и традициях сохраняется в местных этнографических музеях.

Первый из них находится в деревне Вистино Кингисеппского района, где по данным последней переписи населения 2002 года проживало больше всего ижор – 43 человека.

Музей поистине народный: большинство его экспонатов — дары местных жителей.По ним можно проследить, как менялся быт ижор с течением времени. Основой хозяйства было земледелие, больше всего выращивали овёс и рожь, позволявшие собрать лучшие урожаи в местном климате.

Ижорская земля на востоке граничила со столицей, и население восточных ижорских деревень, лучше знавшее русский язык, отправлялось в Санкт-Петербург на заработки. Мужчины нанимались в извозчики или мастеровые, женщины – в няньки. Но эти занятия носили временный характер, городская жизнь мало привлекала ижор, они предпочитали село.

Те ижоры, что жили по берегу Финского залива, занимались рыболовством. Ловили, в основном, салаку и корюшку. Рыбный промысел оставался главным занятием до недавнего времени. Рыбачьи артели трансформировались, отвечая веянию времени, в колхозы. Как напоминание об этом указатель на въезде в деревню Вистино и вот это небольшое судно, обнаруженное мной на задворках одного из домов.

Небольшие рыболовецкие суда отправляются в море и сейчас.

Ловля рыбы породила спрос на сети, их плели женщины, они же ткали полотно и вязали яркие варежки. По узору на них можно было понять, из какой деревни владелица. Для мужчин опознавательным знаком был вышитый пояс.

Немало среди ижор было гончаров и плотников. Горшки, кружки, кувшины из местной глины всех оттенков от серого, коричневого, зелёного можно купить в лавочке при музее и сейчас. Отличный сувенир на память!

В деревне Лужицы под Усть-Лугой находится Музей водской культуры. Вожан ещё меньше, чем ижор – всего 64 человека. Нас встретила прекрасная вожанка Марина, показала и рассказала нам о традициях и культуре народа, о тех поистине титанических усилиях, которые носители языка прикладывают для его сохранения.

Музей находится в традиционном водском доме, слева – крытый двор, справа –жилая изба. Дом представлял собой своеобразный конструктор, часть его была летней, не отапливаемой. Когда старший сын женился, её отделяли от родительского дома, переносили на новый участок, и в него вселялась молодая семья. Все рядом, но никто никому не мешает.

Ижоры и водь разные народы, их языки отличаются друг от друга, как и внешность их представителей. Но приметы быта, обычаи, очень похожи.

И водские, и ижорские девушки хранили приданое в бочкообразных сундуках. В случае пожаров, которые не были редкостью в деревянных домах, такой сундук опрокидывали на бок и выкатывали из горящей избы.

Каждая водская семья имела свой знак, отмечавший все принадлежащие ей вещи.

Замужней женщине обривали голову и больше она волос не отращивала. И днём, и ночью она была с покрытой головой. Считалось, что вместе с волосами девушка может принести в род мужа чуждую ему магию родительской семьи.

Примечательно, что наряд водской невесты обязательно украшали ракушки каури. Привезённые за тридевять земель, эти вестники тёплых морей свидетельствовали о богатстве красавицы, ведь в старину их использовали как деньги.

Раковины каури (их называли «змеиные головки») украшали пояса ижорских женщин, их нашивали рядами и на концах собирали в подобие кисточки. При ходьбе они издавали тихий звон, который должен был отпугивать злых духов.

Горловина, манжеты и подол одежды непременно украшала вышивка, она была оберегом. Считалось, что нечистая сила именно в этих местах легче всего может пробраться к телу, вызывая болезни.

Ижор и водь ждала общая судьба: в начале Великой Отечественной войны их вывезли в Финляндию на принудительные работы. После победы СССР они вернулись в родные места, но им не дали там обосноваться. Вновь ижору и водь ждало выселение, на этот раз в Новгородскую, Псковскую, Ярославскую, Калининградскую области. Когда в середине XX века они смогли наконец-то вновь жить на исконных землях, не все воспользовались этой возможностью.

Строительство порта в Усть-Луге может привести к окончательному исчезновению водского народа, так как поглощает две деревни, последние, в которых проживают вожане. Отразилось оно и на жизни ижор, так как через их поселения пройдёт подъездная железная дорога.

Печально быть свидетелями того, как иссякают эти древние, населявшие местные земли задолго до прихода славян, народы. Когда-то много вожан жило в деревне Котлы, были прихожанами Никольской церкви.

Водская пятина удивляет не только памятниками истории, но и природы. Мы полюбовались на огромный валун, оставленный ледником среди пахотного поля. На большом открытом пространстве он кажется ещё величественнее. Предполагается, что во времена язычества здесь проводились ритуалы, но какие -загадка.

В конце XVIII века известный российский исследователь Фёдор Туманский писал о води буквально следующее: «Женщины чюдские все вообще красивы, имеют весёлый, приятный и заманчивый взгляд, быстрые глаза, большие голубые…». Голубая, как глаза водской девушки, вода в местных реках и озерах. Это объясняется присутствием в ней радона.

Мы любовались спокойным озером, питаемым родниками, от которого берёт начало речка Велькотка. На его берегу когда-то стоял господский дом семейства Блоков. Прадеду поэта Ивану Леонтьевичу Блоку, усадьбу Велькота пожаловал император Павел I. От усадебных построек ничего не осталось, от некогда роскошного парка сохранились старые деревья, безжалостно уничтожаемые бобрами.

Запруда на другой реке, Рудице, образовала небольшое озеро с необычайно прозрачной водой бирюзового оттенка рядом с деревней Лопухинкой.

Ключи, во множестве бьющие на склонах оврага, по дну которого течёт река, не дают воде в озере прогреваться даже в самое жаркое лето. В 30-х годах XIX века здесь находилась больница для моряков, созданная по инициативе адмирала Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена под патронажем известного хирурга Пирогова. Больных лечили обертываниями влажными простынями и, по свидетельствам современников, успешно. Считается, что радоновая вода обладает противовоспалительными и обезболивающими свойствами, ванны с ней и сейчас предлагают в комплексе процедур в санаториях.

В здании больницы позже находилась деревенская школа, ныне это руины.

В завершение нашей экскурсии, уже под вечер, посетили мы ещё одно необычное место. Это было городище в излучине реки Сумы, по-видимому, возникшее здесь в конце XII – середине XIII веков. С двух сторон поселение защищала река, текущая в глубоком овраге, замыкали поселение в кольцо высокий вал с вырытым перед ним рвом. Предполагают, что несла здесь сторожевую службу водь, охраняя северо-западные рубежи Новгородской земли. Возможно, городище служило укрытием для окрестного населения во время набегов неприятеля, здесь можно было продержаться до прихода подкрепления.Этот небольшой форпост был разрушен, по заключениям археологов, во время похода ливонских рыцарей на Новгород в 1241 году и больше уже не восстанавливался. Но и спустя века ещё чётко читаются границы древнего укрепления.

Неподалёку на обрывистом берегу реки Сумы бьют родники, один из них освящён.

Рядом видны развалины водяной мельницы.

Набрав воды и полюбовавшись закатом, мы уже в полной темноте отправились в обратный путь домой.

11:06
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!