Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии

Феодосия - мой самый любимый город в Крыму. Там я неоднократно бывала, и в этот визит, остановились рядышком, тем удивительнее было узнать, что это не только мой город, но и Марины Цветаевой тоже. Мне как-то запомнилась песня из кинофильма «О бедном гусаре замолвите слово»:

Вы, чьи широкие шинели
Напоминали паруса,
Чьи шпоры весело звенели И голоса.
И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце вырезали след --
Очаровательные франты Минувших лет.
Одним ожесточеньем воли
Вы брали сердце и скалу, --
Цари на каждом бранном поле И на балу.
Вас охраняла длань Господня
И сердце матери. Вчера --
Малютки-мальчики, сегодня Офицера.
Вам все вершины были малы
И мягок — самый черствый хлеб,
О молодые генералы Своих судеб! ©

Тем удивительнее было узнать, что она написана именно здесь и с Феодосией у Марины была своя связь. И если о Марине еще было какое-то представление, то о ее сестре Анастасии совсем нет.

Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии, Крым, Россия, Marina and Anastasia Tsvetaeva Literary and Art Museum in Feodosia, Crimea, Russia

Едем в Феодосию. Марине она так понравилась… Он рассказывает о Феодосии. Старинный город, порт, старый, как Керчь. В порту – иностранные корабли, на улицах – группы мусульман-паломников, едущих в Мекку. Они в пестрых шелковых халатах, чалмах, в цветных чувяках, и когда они входят в лавочки, где яркие материи нарочно на их вкус, и выбирают, по-своему говоря и тряся темными бородами, – это сказка из Гауфа, кусочек Константинополя… Обо всем этом дорогой рассказали Сережа и Вера, и все-таки, когда мы увидели феодосийские улицы, Итальянскую (главную) улицу с арками по бокам, за которыми лавочки с восточными товарами, бусами, сладостями, когда сверкнул атлас, рекой разливающийся по прилавку, и его пересек солнечный луч, золотой воздушной чадрой протянулся под арку – и когда из-под арки вышли два мусульманина, унося плохо завернутый шелк, и брызнула нам в глаза синева с плывущими розами, – бороды черней ночи показались нам со страницы Шехерезады, ветер с моря полетел на нас – из Стамбула! И мы поняли – Марина и я, – что Феодосия – волшебный город и что мы полюбили его навсегда. Марина и я? Я ошиблась: Марина, Сережа и я! © глава 9, воспоминания Анастасии Цветаевой

Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии, Крым, Россия, Marina and Anastasia Tsvetaeva Literary and Art Museum in Feodosia, Crimea, Russia

Музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии находится в доме, где в 1913-1914 годах снимала жилье Анастасия Цветаева с сыном. Несколько залов, в которых собраны предметы из жизни сестер Цветаевых, личные вещи, мебель. Говорят, что на том диване Марина любила сидеть, а раз экскурсовод говорит — то ему нужно верить:

Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии, Крым, Россия, Marina and Anastasia Tsvetaeva Literary and Art Museum in Feodosia, Crimea, Russia

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым «Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник „Киммерия М. А. Волошина“. Группа в контакте.

С семнадцати лет Марина стала курить. Сперва — скрывая. Щадя папу, не курила при нем© из воспоминаний Анастасии, и весьма интересны ее пепельницы:

Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии, Крым, Россия, Marina and Anastasia Tsvetaeva Literary and Art Museum in Feodosia, Crimea, Russia

Меня, конечно, заинтересовал механизм, который мне и продемонстрировали:
Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии, Крым, Россия, Marina and Anastasia Tsvetaeva Literary and Art Museum in Feodosia, Crimea, Russia

Второго жука тревожить не стали.

Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии, Крым, Россия, Marina and Anastasia Tsvetaeva Literary and Art Museum in Feodosia, Crimea, Russia

Что поразило в музее? — пожалуй отношение сотрудников к нему.

1) Собрать экспонаты было сложно.

2) Именно то, что музей посвящен не только Марине. Наши родные люди — это наша сила, наш тыл, наша поддержка. Именно такая поддержка была у Марины благодаря ее сестре Анастасии.

Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии, Крым, Россия, Marina and Anastasia Tsvetaeva Literary and Art Museum in Feodosia, Crimea, Russia

Поражает скромность в предметах обихода.

Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии, Крым, Россия, Marina and Anastasia Tsvetaeva Literary and Art Museum in Feodosia, Crimea, Russia

Марина никогда не встречала нового человека просто, но всегда играя некую роль и всегда стараясь показаться не такою, какой она была, худшею, чем на самом деле: «полюби черненькую, беленькую всякий полюбит». И многих, конечно, отпугивала. Но те, кто сквозь игру умел разглядеть настоящего человека и большого подлинного поэта — поэта во всем — и в жизни, и в чудачествах, и в ненависти, и в любви, привязывались к ней крепко и надолго © из воспоминаний Вадима Леонидовича Андреева

Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии, Крым, Россия, Marina and Anastasia Tsvetaeva Literary and Art Museum in Feodosia, Crimea, Russia

Вы спрашиваете: любимая еда. Разве это важно? Ненавижу каши, все, кроме черной, и даже в Москве 1920 г., в самый лютый голод пшена — не ела. А так, очень скромна и проста, ем всё, и даже мало отличаю, чем во времена нашей дружбы сердечно огорчала Мирского (страстного едока и ценителя, как, часто, очень одинокие люди) водившего меня по лучшим — тайно, знатовщицки (знатовщически) — лучшим — ресторанам Парижа и Лондона. — «Вы всё говорите! — сокрушенно воскликнул однажды он, — и Вам всё равно, что есть: Вам можно подложить сена!» — Но не пшена.

Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии, Крым, Россия, Marina and Anastasia Tsvetaeva Literary and Art Museum in Feodosia, Crimea, Russia

Никогда не выброшу ни крохотнейшего огрызка хлеба, если же крошки, — в печь и сжечь. Корка — в помойке — ЧУДОВИЩНО, так же как опрокинутый вверх дном хлеб или воткнутый в хлеб — нож. Меня из-за этого в доме считают скупой (объедки), я же знаю, что это — другое. Непритязательность и от отца и от матери: не снисходившей, не снижавшейся до любимого блюда (вообще — протестантски и спартански!) не подозревавшего, что может быть НЕ-любимое. © из письма Марины Цветаевой Ю. П. Иваску. Кламар, 4 июня 1934 г. (на фото выше кухня)

Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии, Крым, Россия, Marina and Anastasia Tsvetaeva Literary and Art Museum in Feodosia, Crimea, Russia

Я с вызовом ношу его кольцо

— Да, в Вечности — жена, не на бумаге.—

Его чрезмерно узкое лицо

Подобно шпаге.

Безмолвен рот его, углами вниз,

Мучительно — великолепны брови.

В его лице трагически слились

Две древних крови.

Он тонок первой тонкостью ветвей.

Его глаза — прекрасно-бесполезны! —

Под крыльями распахнутых бровей —

Две бездны.

В его лице я рыцарству верна.

— Всем вам, кто жил и умирал без страху.

Такие — в роковые времена —

Слагают стансы — и идут на плаху © Марина Цветаева

Марина Ивановна раздаривала свои бусы нам, женщинам, встречавшимся на ее пути. Она любила дарить — «давать, а не брать»…© из воспоминаний Нины Герасимовны Яковлевой:

Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии, Крым, Россия, Marina and Anastasia Tsvetaeva Literary and Art Museum in Feodosia, Crimea, Russia

Она любила только серебро; золото — золотой телец, говорила она презрительно, для сытых, благополучных и самодовольных © из воспоминаний Ольги Елисеевны Колбасиной-Черновой:

Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии, Крым, Россия, Marina and Anastasia Tsvetaeva Literary and Art Museum in Feodosia, Crimea, Russia

Любимая ее поза нога на ногу, сильный наклон вперед, острый локоть упирается в колено, в руках потухшая папироса. Она была очень близорука, но очков не носила, предпочитая свой собственный мир — лица людей в украшающей их дымке, огромное солнце, расплывчатые дали — отчетливому миру беспощадной оптики. Когда ей хотелось что-либо рассмотреть, она подносила к глазам лорнет, и даже этот жест, связанный в нашем представлении со старомодной небрежностью, еще больше подчеркивал предельную интенсивность всего ее существа © из воспоминаний о Марине Цветаевой от Ариадны Викторовны Черновой-Сосинской.

И правильно, очки то принадлежат ее сестре.

Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии, Крым, Россия, Marina and Anastasia Tsvetaeva Literary and Art Museum in Feodosia, Crimea, Russia

Альбом по музею

Уж сколько их упало в эту бездну,

Разверзтую вдали!

Настанет день, когда и я исчезну

С поверхности земли.

Застынет все, что пело и боролось,

Сияло и рвалось.

И зелень глаз моих, и нежный голос,

И золото волос.

И будет жизнь с ее насущным хлебом,

С забывчивостью дня.

И будет все — как будто бы под небомИ не было меня! ©

Такой вышел рассказ о музее, сплошь сотканный из кусочков воспоминаний, но в нем вам расскажут совсем другие интересные истории из жизни сестер.

День 1. Симферополь — Коктебель

День 2. Коктебель

День 3. Керчь, Крепость Невидимка или форт Тотлебен в Керчи, Керченский музей древностей

Карта:
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!