Невский пятачок

«Серебряное кольцо» — одна из немногих туристических компаний в нашем городе, которая уделяет большое внимание военно-историческому направлению. Тема эта практически неисчерпаема, ведь Северо-Запад современной России почти тысячу лет был полем военного противостояния, а последние и самые масштабные сражения Великой Отечественной войны отделяют от нас всего несколько десятилетий. О снятии блокады Ленинграда и освобождении Ленинградской области в 1944 году — мои отчёты:

Начиналась же битва за Ленинград с «Лужского рубежа». Об истории его создания и боях в июле-августе 1941 года можно узнать на экскурсии Романа Петрова «Рубеж, о который разбился блицкриг». Интереснейшая поездка по местам, где редко ступает нога туриста, с рассказом о событиях не слишком известных. Но до отчёта о «Лужском рубеже» руки не дошли, да и лучше самого Романа никто не расскажет и не покажет. Предложу для знакомства немного снимков из-под Луги, Большого Сабска и Кингисеппа:

А 22 сентября 2019 года мы отправились с Ильёй Шереметевым на военно-исторический фестиваль «Плацдарм «Невский пятачок»». Место куда более знаменитое и посещаемое, именно здесь, в верхнем течении Невы и Южном Приладожье неоднократно предпринимались попытки прорвать блокаду. Перед войной эта местность на карте «Генштаба» выглядела так:

Не было ни Кузьминского железнодорожного моста, хотя эта ветка железной дороги уже строилась, ни Ладожского автомобильного моста, на его месте на левом берегу находилась деревня Марьино. На месте нынешнего Кировска находились посёлки 1-й и 2-й городок. Здесь же видны железнодорожная ветка от Мги и 8-я ГРЭС. А на месте будущего «Невского пятачка» находился посёлок Московская Дубровка, на противоположном берегу — Невская Дубровка.

Грандиозный «макет» этих мест на момент прорыва блокады Ленинграда сегодня можно увидеть в музее-диораме в пандусе Ладожского моста. На месте нынешнего моста было направление главного удара в январе 1943 года, деревня Марьино на противоположном берегу.

Правее на берегу Невы 1-й и 2-й городок и 8-я ГРЭС. Пожар вокруг неё — свидетельство ожесточённых боёв, ГРЭС была превращена немцами в неприступную крепость и взята только в феврале 1943 года.

На самом правом краю диорамы идёт бой вокруг «Невского пятачка». Плацдарм, история которого началась 20 сентября 1941 года, просуществовал до февраля 1943 и сыграл свою роль в операции «Искра». Удары были нанесены по нескольким направлениям, в том числе с плацдарма, что не дало противнику возможности маневрировать и привело в конечном счёте к прорыву в районе Марьино. Но бои продолжались до февраля, пока не были освобождены 1-й и 2-й городок и 8-я ГРЭС, а плацдарм соединился с «Большой землёй». Только после этого угроза восстановления блокадного кольца была полностью ликвидирована.

Возле диорамы — выставка боевой техники периода Великой Отечественной войны. Уникальность её в том, что все танки — настоящие участники сражений под Ленинградом, подняты со дна Невы или из волховских болот и несут на себе подлинные следы сражений.

Илья Шереметев демонстрирует малый плавающий танк Т-38.

Боевые «раны» лёгкого танка Т-26 от пуль и снарядов.

Колёсно-гусеничный танк БТ-5 участвовал в переправе на «Невский пятачок».

Танк КВ-1 принимал непосредственное участие в прорыве блокады, что видно по его белому маскировочному цвету.

Держим путь на «Невский пятачок», его территория находится в излучине Невы между берегом и старым Петрозаводским шоссе размерами около 2 на 0,5 км. В ходе боёв плацдарм иногда расширялся за пределы дороги, сейчас там находится основной мемориальный комплекс.

Схема местности и историческая фотография (В.Тарасевич) Невской Дубровки осени 1941 года.

А так выглядят Нева и Невская Дубровка на противоположном берегу сегодня, здесь и происходила переправа. На левом берегу до войны был карьер, добытый песок доставляли по железной дороге к причалу.

Ныне на месте железной дороги располагается асфальтированная, по ней маршируют реконструкторы, а во время реконструкции располагаются зрители. Но нам повезло — для нас зарезервированы лучшие места не на полотне дороги, а чуть впереди.

Осматриваем лагеря противоборствующих сторон. В немецком лагере широко представлена техника. Здесь в сентябре располагалась 20-я моторизованная дивизия (командующий генерал Цорн).

У наших техники сегодня не будет — такова реальность. Переправа танков и артиллерии через Неву под обстрелом была нетривиальной задачей, сначала нужно было закрепиться пехоте. Танки переправляли на пятачок уже позже, здесь можно почитать о действиях танкистов на пятачке и об истории танка БТ-5, который мы сегодня видели.

Зато можно увидеть в руках бойцов современное на 1941 год оружие, самозарядные винтовки Токарева. По воспоминаниям защитников Тулы осенью 1941 года СВТ повергала немцев в ужас — они были убеждены, что каждый наш боец вооружён ручным пулемётом. Скоро мы увидим СВТ в деле.

Довольно редкое оружие, которого раньше на реконструкциях не видел — пистолет-пулемёт Дегтярёва образца 34/38 года.

А вот и незаметные труженики. «Вспомни о нас, об овчарках и лайках, деревенских шариках и простых дворнягах — забытых героях Великой Отечественной войны...»

Занимаем места и переносимся в сентябрь 1941 года. Только что замкнулось кольцо блокады, немецкие армии вышли к Неве. Но рекордные по сравнению с другими ударными немецко-фашистскими группировками темпы наступления армий «Север» имели и обратную сторону. Боевые подразделения опасно оторвались от тылов, и перед нанесением последнего удара на соединение с финской армией на Карельском перешейке требовалась передышка. У Невы затишье, берег патрулируют передовые посты.

Тем временем советское командование планирует прорыв блокады. В ночь на 20 сентября батальон 576-го стрелкового полка 115-й стрелковой дивизии (командир генерал-майор В.Ф.Коньков) на рыбацких лодках и самодельных плотах из района Невской Дубровки сумел скрытно переправиться на левый берег Невы ...

… и решительной атакой выбить части 20-й моторизированной дивизии с передовых позиций.

115-ю стрелковую дивизию поддерживает 4-ая бригада морской пехоты (командир генерал-майор В. Н. Ненашев).

Всё воссоздано почти так же, как было 78 лет назад (историческая фотография В.Тарасевича).

Немецкое командование сразу же предпринимает активные попытки ликвидировать плацдарм. Дни проходят в атаках и контратаках. Размеры «Невского пятачка» постоянно меняются: от 4 до 1 километра в ширину и от 800 до 350 метров в глубину, — иногда буквально за сутки.

К 26 сентября 1-я Синявинская операция, составной частью которой были бои за «Невский пятачок», завершилась безрезультатно, прорвать блокаду не удалось. Кто несёт за это большую ответственность — Жуков, командующий Ленинградским фронтом или Кулик, командующий 54-й армией, наступавшей навстречу из Приладожья, историки спорят до сих пор. Но, пожалуй, лучше эти споры оставить читателю для самостоятельного изучения и обсудить другой вопрос: какова была цена завоевания и удержания плацдарма и стоил ли он того?

Данные о потерях в разных источниках сильно различаются, и уже не могут быть точно установлены. В 60-е годы впервые была опубликована цифра в 200 тыс. погибших, однако, по современным более точным подсчётам у разных историков она колеблется от 50 до 70 тыс. безвозвратных потерь. Стоило ли так ожесточённо сражаться за клочок земли? А давайте поставим вопрос по другому: можем ли мы сейчас, хорошо зная все обстоятельства и итоги событий, беспристрастно судить тех, кто принимал решения в 1941 году? Им было гораздо труднее, чем нам, а времени не было от слова «совсем», судьба Ленинграда, да и всей страны висела на волоске. Напомню, что в эти самые сентябрьские дни трагически завершалось сражение за Киев, потеря ещё и Ленинграда могла бы быть вообще катастрофой. Так что закончу свой рассказ строками из воспоминаний бойца 115-й стрелковой дивизии Юрия Рейнгольдовича Пореша:

«В условиях блокированного фашистами Ленинграда и всех жесточайших бед, вызванных этой блокадой, такой вопрос возникнуть не мог. Это потом, когда были подсчитаны потери убитыми, ранеными, искалеченными, нам, оставшимся в живых, стало жутко от реальной цены этого «пятачка» и возник этот вопрос: «А стоило ли?» А в то время Невская Дубровка была единственной надеждой на прорыв блокады и снятие угрозы голодной смерти оставшихся ещё в живых ленинградцев, ведь от Невского пятачка до боевых порядков Волховского фронта было всего-то семь километров. Военно-стратегический смысл Невского плацдарма, кроме этого, заключался и в противостоянии опасности соединения немецких и финских войск, что могло полностью отрезать Ленинград и Ленинградский фронт от Большой земли. Наконец, понимая опасность прорыва блокады с позиций Невского плацдарма, немецкое командование вынуждено было концентрировать на этом участке значительные силы, тем самым лишая себя свободы маневра и ослабляя свои усилия на других участках. Это в определенной степени помогло нашим частям прорвать блокаду в районе Шлиссельбурга. И сразу после этого бои на Невском пятачке закончились. Он был необходим для снятия блокады. По крайней мере, в тот период мы все верили, что он необходим.»

Карта:
Баннер:
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Подобрать тур/экскурсию на сайте "Серебряное Кольцо"