Разметалось село в предгорьях, где Катунь расплескалась светло

В 1753 году пограничное начальство разрешило одному из бийских мещан ловить рыбу на Катуни «вплоть до урочища Сросты». Это было первое упоминание села в официальных документах.

Только там, где раскинулись Сростки, Катунь течет одним руслом, а выше и ниже распадается на множество проток. Они сходятся и СРАСТАЮТСЯ именно здесь.

Самая старая часть села — район Баклань — находится у горы Пикет. Бакланщиками называли раньше, еще в XVIII веке тех, кто арендовал рыбные угодья. Они делали на рыбной ловле большие деньги, поэтому их считали толстосумами и богатеями.

Купцы и зажиточная часть составляли всего 10% населения села. Они владели лучшими землями, занимались торговлей, имели свои лавки.

Большинство же жили плохонько, нанимались в батраки. Был даже район села, называемый «голодранью» или «голожопкой», там, похоже нищета была особенно беспросветной.

Мария Сергеевна — мать Василия Шукшина — много рассказывала сыну в детстве о прошлой жизни, о своих предках, переселившихся на Алтай с Волги и Дона. Писатель позже говорил, что у нее он учился писать свои рассказы.

Домов, в которых жила Мария Сергеевна, в селе не один.

В этом она проживала с 1963 по 1965 годы. Дом музеем не является, на нем просто установлена памятная табличка.

«Вот мать моя… Дважды была замужем, дважды оставалась вдовой. Первый раз овдовела в 22 года, второй раз в 31 год, в 1942 г.

Много сил, собственно, всю жизнь отдала детям. Теперь думает, что сын ее вышел в люди, большой человек в городе. Пусть так думает».

Когда Шукшин уехал учиться, мать продала рубленую баню и даже половички самотканые. Потом продала половину дома.

На первый крупный гонорар за роман «Любавины» Василий Макарович купил матери дом. Как раз в него она и перебралась из того, что на улице Братьев Ореховых (см.выше).

Самому Шукшину дом, который он купил, очень нравился. В 1974 году он подумывал «с кино связываться пореже», а жить в Сростках и больше писать. В письмах просил Марию Сергеевну дом не продавать.

Бывал здесь не раз с друзьями и с женой, Лидией Федосеевой. Последний раз приезжал в 1972 году, после этого Мария Сергеевна перебралась в Бийск.

По пути к дому-музею познакомились с одной из долгожительниц села. Этой бодрой женщине (язык не повернется назвать ее старушкой) — 83 (!!!) года.

Дом, где родился Вася Шукшин, не сохранился, а вот дом отчима, Куксина Павла Николаевича стоит по сей день. В нем прошли годы детства и юности писателя. С 2002 года здесь находится музей.

Когда Василию было 13 лет, его отчим погиб на фронте, все заботы по дому и хозяйству легли на плечи подростка.

В следующем году Шукшин закончил семилетку и поступил в автомобильный техникум в Бийске. Через два года вернулся в Сростки — семье по-прежнему была нужна его помощь в заботах по дому.

Даже когда купил матери новый дом, все равно, приезжая в село, любил пройтись мимо — памятно было все здесь.

В здании бывшей Сростинской школы, где учился Василий Макарович, теперь тоже музей.

Самому Шукшину довелось поработать учителем и даже директором школы. После армии он экстерном сдал экзамены, чтобы получить аттестат, и устроился в вечернюю школу рабочей молодежи с исполнением обязанностей директора.

«Учитель я был, честно говоря неважнецкий. Без специальности, без образования, без опыта», — вспоминал Василий Макарович.

С его директорством был связан забавный случай при поступлении во ВГИК.

«На экзамене Михаил Ромм задал ему вопрос о Пьере Безухове. На что получил обескураживающий ответ: «Я «Войну и мир» не читал: толстая книжка – времени не было».

Ромм тогда поинтересовался: «Что же, вы никогда толстых книг не читали?» — «Почему же… одну прочел – «Мартин Иден». Хорошая книжка».

И тут Ромм взорвался: «Как же вы работали директором школы? Вы же некультурный человек! А еще режиссером хотите стать!»

– «А что такое директор школы? Дрова достань, напили, наколи, сложи, чтобы детишки не замерзли зимой. Учебники достань, керосин добудь, учителей найди. А машина одна в деревне – на четырех копытах и с хвостом… А то и на собственном горбу… Куда уж тут книжки толстые читать!..» За такой вдохновенный выпад и, безусловно, жизненный опыт Ромм поставил ему «отлично». Так Шукшин стал студентом».

И в детстве Вася Шукшин, как и многие в его возрасте, книгам предпочитал игру.

«А на окраине далекой сибирской деревеньки крикливая ребятня с раннего утра режется в бабки. Сумки с книжками валяются в сторонке».

«Далекие зимние вечера».

Зато в Сростках Шукшина читают, любят и помнят.

И не только в Сростках. Имя Шукшина носит Барнаульский драмтеатр, педуниверситет, центральная библиотека, Дом литераторов, площадь в Бийске, библиотека в Кургане. Улицы Шукшина есть в Воронеже, Омске, Барнауле, Новосибирске.

В 2004 году писателю открыли памятник на горе Пикет.

Как раз здесь ежегодно проводится Шукшинский праздник — заключительная часть Шукшинских дней на Алтае, репортажи с которых я написала.

Карта:
09:44
RSS
21:46
+1
Как всё-таки приятно хотя бы заочно побывать там, где жил этот Человек! Спасибо!
05:23
Светлана, благодарю за комментарий. Приглашаю увидеть воочию. Шукшинские чтения проходят ежегодно, в конце июля. Да и без них в селе есть, что посмотреть.